ОПЫТ ОЛИВЕРА ФОКСА

Подробный, научный и исходящий из первых рук отчет о серии сознательных и произвольно контролируемых астральных проекций можно найти в статьях О. Фокса, опубликованных в 1920 году. Эти статьи были названы соответственно "Путь через шишковидную железу" и "За входом через шишковидную железу...". В них подробно описываются личные переживания автора.
Вот что пишет О. Фоке о том, каким образом он начал свои опыты: "18 лет тому назад, когда я был студентом технического колледжа, один сон заставил меня" начать исследования. Мне просто приснилось, что я стою снаружи своего дома. Посмотрев вниз, я обнаружил, что камни мостовой таинственным образом изменили свое расположение - длинные стороны были теперь параллельны обочине, а не перпендикулярны к ней. Затем меня осенило разрешение загадки.

Хотя великолепное летнее утро казалось таким реальным, я видел сон. Внезапно яркость жизни увеличилась во сто раз. Никогда море, небо и деревья не сияли такой ослепительной красотой, даже заурядные дома казались живыми и таинственно прекрасными. Никогда я не чувствовал себя столь хорошо, с такой ясной головой и таким божественно могущественным. Действительно, мир стал моей раковиной. Это ощущение невозможно было описать словами, но оно длилось только несколько мгновений, и я проснулся. Как я впоследствии понял, контроль моего ума был ослаблен моими эмоциями, поэтому усталое тело вошло в свои права и оттолкнуло меня. И тогда мною овладела чудесная новая идея. Возможно ли по желанию восстановить великолепие сна? Могу ли я сделать свой сон более продолжительным?
Я выделил начало абзаца. Это звучит просто, но на практике я выяснил, что это одна из самых трудных задач на свете. Бесчисленное множество раз я сталкивался с самыми грубыми несоответствиями, и затем какая-то несовместимость убеждала меня, что я видел сон; и всегда это понимание влекло за собой описанную выше перемену. Я обнаружил, что могу по желанию проделывать небольшие фокусы - подниматься, проходить сквозь кажущиеся толстыми стены, придавать материи новые формы, однако во время этих ранних опытов я мог находиться вне тела только очень I; короткое время, и это сознание сна можно было | приобрести только по истечении нескольких недель. Сначала я продвигался вперед очень медленно, однако затем я сделал еще два открытия:
1. Умственным эффектом продленного сна была боль в области шишковидной железы - сначала тупая, но быстро увеличивающаяся в своей интенсивности, - и я инстинктивно понял, что это было для меня предупреждением прекратить со противление телу.
2. В последние мгновения продленного сна, в то (время, когда я подвергался вышеуказанной боли, я испытывал чувство двойного сознания. Я мог чувствовать себя стоящим во сне и видящим пейзаж, и в то же время я мог чувствовать себя лежащим в постели и видящим свою спальню. По мере того, как призыв тела становился сильнее, пейзаж сновидения бледнел, но, напрягая свою волю, чтобы остаться во сне, я мог заставить поблекнуть спальню и возвратить пейзажу сна его целостность". Затем м-ру Фоксу пришла в голову мысль: что случится, если он не будет обращать внимания на боль и заставит действовать свое сознание "сна" дальше? Не без трепета он решился на это; в его мозгу произошло что-то вроде щелчка, и он обнаружил себя "запертым" во сне. Казалось, он уже не был более связан со своим физическим телом, чувство двойственности сознания исчезло; обычное сознание времени тоже исчезло, и он обнаружил себя свободным в новом мире. Это была его первая сознательная проекция.

Однако длилась она недолго. Отчасти благодаря полнейшему одиночеству он испытал панику. В то же мгновение послышался такой же странный щелчок в мозгу, и м-р Фоке опять оказался в своем теле, погруженном в каталептическое состояние. Очень медленно он опять приобрел контроль над телом, двигая сначала одним мускулом, а потом другим. "Внезапно транс прошел, глаза открылись, и я был свободен. С большой радостью я выпрыгнул из постели и немедленно свалился на пол от непреодолимого состояния тошноты. После этого я болел 2-3 дня..."

И здесь О. Фоке перечисляет, что, по его мнению, является возможной опасностью в этих опытах. ЭТО:
1) паралич сердца или безумие, являющееся результатом шока,
2) преждевременные похороны,
3) одержимость,
4) разрыв шнура,
5) последствия влияния на физический организм. Как замечает О. Фоке, ортодоксальный ученый отнесется с презрением к последним трем пунктам. Тут можно добавить, что все эти опасности скорее воображаемые, чем реальные.

М-р Фоке подводит итог главным свойствам этих астральных проекций следующим образом:
1. Кажется, что тело находится в полузастывшем состоянии, которое по своей интенсивности может приближаться к вышеописанному каталептическому.
2. Хотя глаза и закрыты, комната видна отчетливо, так же как воздух, который имеет вид пылинок, освещенных солнцем - или примерно золотистым светом, весьма разнообразным по своей интенсивности. За ним, как раз на границе видимости, что-то подобное массе лягушачьих голов, серовато-голубых по цвету и вибрирующих.
3. Физические звуки отчетливо слышны.
4. В этом состоянии субъект склонен к воображаемым галлюцинациям зрения и слуха, что, по мнению других, является ясновидением и яснослышанием.
5. В этом состоянии, особенно когда оно неверно понимается как бодрствование, человек легко подвергается дикому и беспричинному страху.
6. Ощущаются странные атмосферные давления - как ощущение перед штормом, но в гораздо большей степени.

Таким образом, О. Фоксу не удавалось осуществить настоящую проекцию без всякого разрыва в сознании. Он всегда чувствовал, что кто-то или что-то удерживает его. Затем его внезапно осенило: "Мне нужно заставить свое бестелесное "я" пройти через дверь шишковидной железы, чтобы она защелкнулась за мной... Это было сделано в состоянии транса просто путем концентрации на шишковидной железе и желания подняться над ней. Ощущение было следующее: мое бестелесное "я" устремилось к вершине шишковидной железы и бросилось на воображаемый люк, в то время как золотой свет стал таким ярким, что казалось, будто всю комнату охватило пламенем. Если натиск был недостаточен, чтобы прорваться, ощущение изменялось: мое бестелесное "я" затихало и совпадало с моим телом, в то время как астральный свет уменьшался до нормального. Часто нужны были две или три попытки, прежде чем я мог вызвать в себе достаточную силу воли и преодолеть препятствие. Казалось, я стремился к безумию и смерти, но однажды маленькая дверь щелкнула позади меня и я испытал ту ясность ума, которая неизмеримо превосходит нашу земную. А страх исчез... Поднять тело было легче, чем встать с постели". Далее О. Фоке с необычной осторожностью ученого предупреждает читателя, что все сказанное о шишковидной железе не стоит принимать слишком буквально, но он уверяет, что это подлинное переживание, и считает, что сказанное им недалеко от истины.

В подавляющем большинстве экспериментов м-р Фоке утверждает, что наблюдался разрыв в сознании (видимо, только на несколько мгновений) между его попыткой войти в "дверь" шишковидной железы в сознательном состоянии вне физического тела. Однако в конечном счете ему удалось достичь ряда проекций с полным сознанием, в отличие от начальных. Как он сам сообщает:
"Тогда это было кульминацией моих исследований. Я мог переходить от обычного бодрствования в это новое сознательное состояние (или от жизни к "смерти") и возвращаться без всякой паузы в сознание. Это легко написать, но на это потребовалось 14 лет".

О. Фоке упоминает три способа передвижения в астральном теле. Первый из них - горизонтальное скольжение - "выполняется исключительно усилием ума". Обычно это легко, однако иногда, видимо, когда чувствуется натяжение астрального шнура, для этого требуется значительное усилие, "как будто держишь веревку из очень упругой резины". М-р Фоке также замечал, что когда он обратно притягивался к телу, у него всегда появлялось ощущение, что он втягивается в тело спиной.

Вторым методом передвижения является разновидность "поднятия", очень сходная с типичным "сном летания". Он описывается как "легкий и безвредный".

Третий способ м-р Фоке называет "полетом": субъект при этом взлетает вверх, как ракета с большой скоростью. Он описывается как "трудный и опасный".

Что касается людей, встречаемых во время этих астральных путешествий, О. Фоке отмечает:
1) полное отсутствие "стихийных духов" или других пугающих существ, о которых часто говорится, что они населяют астральный план;
2) факт, что он почти всегда не видел их, хотя и мог ощущать их присутствие.

Что касается пейзажа, то он почти похож на земной - хотя, конечно, часто встречаются и незнакомые сцены. Одним очень любопытным и необычным фактом является тот, что м-р Фоке никогда не мог увидеть свое собственное физическое тело, хотя очень отчетливо видел тело своей жены и других людей. Им записан только один случай. В целом, однако, его впечатления и переживания совершенно типичны и совпадают с исследованиями других людей в этой области.