ФИЗИОЛОГИЯ ВНЕТЕЛЕСНЫХ ФЕНОМЕНОВ

Во многом внетелесные переживания напоминают сон. В обоих случаях человек оказывается в мире, где важную роль играет воображение и где он способен совершать вещи, недоступные ему в обычной жизни. Тем не менее между внетелесным опытом и тем, что мы называем обычными снами, имеется много важных и вполне очевидных различий. Во-первых, феномены, о которых здесь идет речь, возникают тогда, когда человек бодрствует или, в крайнем случае, находится в сонном состоянии или под воздействием наркотиков, но не спит. Во-вторых, игра воображения и действия, которые совершает находящийся вне тела человек, гораздо менее бессмысленны и более последовательны, чем в обычном сне, а окружение чаще всего почти не отличается от нормального мира, в то время как во сне обстановка может быть весьма странной. В-третьих, сами испытавшие внетелесный опыт часто убеждены на сто процентов, что то, что произошло с ними, не имеет ничего общего со сном. И, наконец, нельзя отрицать наличия большой разницы между состоянием сознания спящего и путешествующего вне тела. Обычные сны характеризуются весьма затуманенным сознанием, если оно вообще присутствует, и по пробуждении человек ясно понимает, что все происходившее с ним было всего лишь сном.
Однако, как можно заметить, указанных различий недостаточно для проведения точного разграничения. Существует такое понятие, как управляемые сны (о них речь пойдет ниже), в которых работа воображения и состояние сознания практически не отличаются от таковых во время переживаний вне тела. Таким образом, возможно, внетелесные опыты - это род управляемых снов, возникающих непосредственно в процессе обычной сознательной дневной деятельности. Один из более серьезных методов определения истины, более серьезный, чем изучение собственных ощущений, заключается в фиксировании физиологического состояния организма во время внетелесного опыта. Произвести такие исследования можно лишь в лабораторных условиях, однако предварительно там следует создать необходимую ситуацию.
Наблюдение внетелесного опыта в лаборатории - весьма непростое дело. У большинства испытавших подобные переживания они случались лишь однажды или несколько раз в жизни при неопределенных условиях. Поэтому исследователям надо было найти людей, способных осуществить выход из тела по собственной воле и готовых подвергнуться стрессу лабораторных испытаний. К счастью, такие люди нашлись.
Первой из прошедших исследование была девушка, которую называли мисс З. Ее внетелесные опыты исследовал Ч. Тарт. Происходили они всегда ночью, когда она просыпалась и обнаруживала, что плавает под потолком. С помощью мисс З. Тарт хотел изучить два аспекта внетелесных опытов: во-первых, возможно ли при этом экстрасенсорное восприятие и, во-вторых, сопутствующее выходу из тела физиологическое состояние последнего. С этой целью мисс З. провела в лаборатории четыре ночи (не подряд).
В первую ночь у нее не было внетелесных переживаний. Во вторую ночь она просыпалась дважды, обнаруживая себя плавающей неподалеку от тела. В первый раз это случилось, когда мисс 3. даже еще не легла спать, и на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) была зафиксирована картина, соответствующая бодрствующему сонному состоянию и последующему полному пробуждению, когда девушка рассказывала Ч. Тарту о своих переживаниях. Весь этот период сопровождался равномерным сердцебиением, а БДГ-фаз сна не было отмечено. Затем, в 3 часа 15 минут, мисс З. проснулась и воскликнула: "Запишите - 3 часа 13 минут". По-видимому, перед этим она покинула тело и поднялась вверх достаточно высоко для того, чтобы увидеть настенные часы. ЭЭГ показывала в это время смешанную картину, в которой выделялись тета и альфа-ритмы волн мозга. Наблюдалось также несколько типов импульсов, соответствующих различным фазам сна. БДГ-.фаза сна не наблюдалась, не было также гальванической реакции кожи. Сердцебиение было равномерным.
В третью ночь мисс 3. довелось пережить нечто захватывающее. Она обнаружила себя летящей и попала в свой дом в Южной Калифорнии, где была ее сестра. Последняя встала с кресла-качалки, на котором до этого сидела, и они начали общаться без помощи слов. Через некоторое время они прошли в спальню, где мисс 3. увидела сестру спящей в постели. После этого она поняла, что должна возвращаться, и оказалась в лаборатории. Тарту не удалось вступить в контакт с ее сестрой, чтобы проверить, знала ли та об этом визите. ЭЭГ показала, что большую часть времени имела место альфа-активность мозга без БДГ-сна и только пару минут наблюдаемая находилась в стадии сна со сновидениями.
Последняя ночь оказалась в некотором смысле самой результативной: мисс 3. увидела заранее приготовленный объект для проверки наличия у нее способностей экстрасенсорного восприятия; однако энцефалограмма была нечеткой из-за помех. Тарт определил состояние наблюдаемой как первую стадию сна, сопровождаемую быстрыми движениями глаз, однако он не был в этом уверен - это могло быть и бодрствующее состояние.
Несмотря на всю запутанность полученных в ходе этого эксперимента записей, в них имелись некоторые очевидные моменты. В целом во время внетелесных опытов ЭЭГ показывала рисунок, больше всего напоминающий слабо развитую первую стадию сна, перемежающуюся короткими периодами бодрствования. Уже на основании этого можно уверенно сказать, что внетелесные переживания возникали не в том же состоянии, что и сновидения.
Тарт хотел продолжать работу с мисс 3., однако это оказалось невозможным, так как она возвращалась в Южную Калифорнию. К счастью, ему удалось поработать с другим человеком - Робертом Монро, книги которого хорошо известны. Монро подвергался наблюдению с помощью ЭЭГ и других устройств девять раз. В лабораторных условиях ему трудно было осуществлять выход из физического тела. Особенно раздражали электроды, прикрепленные к ушам. В течение того времени, когда он пытался это сделать, ЭЭГ показывала странную смесь различных картин. На ней присутствовал необычно изменяющийся альфа-ритм, различные признаки, указывающие на сон, и те-та-волны большой амплитуды. В целом Тарт пришел к выводу, что Монро находился в первой и второй стадиях сна и был расслабленным и вялым, то засыпая, то просыпаясь. Когда он засыпал, его ЭЭГ была совершенно нормальной и показывала обычные периоды и циклы сна.
В предпоследнюю ночь Монро удалось осуществить выход из физического тела. Изучив записи, Тарт пришел к выводу, что внетелесный опыт Монро имел место, когда тот находился в состоянии сна. Однако сам Монро не согласился с этим, поскольку для него внетелесные переживания коренным образом отличались от сна. В конце концов Тарт решил, что, возможно, внетелесный опыт - это смесь сновидений и "чего-то еще", и предположил, что это "что-то еще" представляет из себя какой-то тип экстрасенсорного восприятия.
Другое широко известное исследование было проведено в 1977 году над неким Инго Сваном. В ходе нескольких экспериментов Сван сидел в темной комнате, где к нему подключали аппаратуру ЭЭГ, и пытался осуществить выход из физического тела и переместиться в удаленную комнату, где находились специальные объекты для проверки на экстрасенсорные способности. Ему удалось не заснуть, и он смог комментировать происходящее с ним и рассказывать, что делает и видит. Через несколько месяцев подобных экспериментов Сван научился выходить из тела по внешней команде, и после этого он начал выходить из тела и возвращаться назад по звуковому сигналу.
Во время внетелесного опыта его ЭЭГ заметно сглаживалась и в ней происходили частотные изменения, с уменьшением альфа- и увеличением бета-активности. Частота сердечных сокращений при этом не менялась. Эти данные очень отличались от результатов исследований других добровольцев: похоже, что Сван сохранял большее спокойствие, чем они. Возможно, это не противоречит выводам, сделанным на основании изучения отчетов людей, испытывавших внетелесные переживания, согласно которым они могут возникнуть в самых разных состояниях индивидуума. Однако самым важным является то, что не существует какого-либо "особенного" состояния, в котором имеет место внетелесный опыт. Ни ЭЭГ, ни другие средства наблюдения не показывают резких изменений, отмечающих моменты выхода из тела и возвращения. Все изменения происходят постепенно и, в отличие от сна, внетелесный опыт нельзя ассоциировать с каким-то особым физиологическим состоянием.
Еще одним человеком, над которым было проведено множество экспериментов, явился Кейт Харари, тоже известный по своим книгам. И снова результаты оказались отличными от предыдущих исследований. В случае с Харари в ЭЭГ не наблюдалось вообще никаких изменений. Альфа-активность мозга в течение внетелесного опыта и остального периода эксперимента оставалась на одном и том же уровне, а единственным отличием этих двух фаз явилось небольшое уменьшение количества движений глазных яблок во время выхода из тела. Исследования показали, что, покидая тело, Харари оставался бодрствующим, то есть не был в состоянии сна, дремы или засыпания.
Находки поджидали исследователей среди показаний других приборов. Потенциал кожи во время внетелесного опыта падал, демонстрируя глубокое мышечное расслабление. Этот показатель исследователи взяли за индикатор того, что сознание исследуемого покинуло тело. Сердцебиение и дыхание учащались. Эти данные явились неожиданностью, ибо указывали на физиологическое возбуждение, в то время как падение потенциала кожи говорило об обратном. Таким образом, во время внетелесных экспериментов Харари был гораздо более расслаблен, чем обычно, и одновременно он был более бодр и даже взбудоражен.
Итак, большие различия в ощущениях подвергавшихся экспериментам людей затрудняют создание какой-то общей для всех карты физиологических состояний во время внетелесного опыта. Однако можно с уверенностью сказать, что, во-первых, не существует ни резкого изменения телесных функций в моменты выхода из тела и возвращения обратно, ни какого-то особого состояния организма человека, вызванного его внетелесными переживаниями, а во-вторых, хотя некоторые из прошедших исследования субъектов во время выхода из тела находились в сонном состоянии или дреме, ни один из них не спал в это время по-настоящему. Следовательно, внетелесный опыт и сон, пусть даже управляемый, - это не одно и то же.