2. Поиски и открытия

Что делать, когда сталкиваешься с неведомым? Отвернуться и просто забыть о происшедшем? В моем случае этому мешали две причины. Первой было обычное любопытство. Вторая описывается так: разве можно позабыть или не замечать поселившегося в гостиной слона - или, точнее, привидение в спальне?
На другой чаше весов оказались внутренние противоречия и страхи очень реальные и очень тревожные. Нет сомнений, я просто боялся того, что может случиться со мной, если это "состояние" затянется. Вероятность развития душевного расстройства беспокоила меня намного больше, чем угроза физической болезни. Эти страхи отягощались тем, что в свое время я изучал психологию, а многие мои друзья были психологами и психиатрами. Помимо прочего, я боялся обсуждать свой случай с этими друзьями, так как они могли счесть меня одним из своих "пациентов" и тогда я потерял бы ту доверительность, какую приносит равенство (нормальность). Еще хуже могли складываться отношения с коллегами по работе и соседями, то есть с друзьями, не имеющими познаний в психологии. Они отнеслись бы ко мне как к чокнутому или сумасшедшему, а это очень сильно отразилось бы на жизни всей моей семьи.
Наконец, мне следовало сохранить многое в тайне и от домашних. Не было никакой нужды заставлять их волноваться вместе со мной. Я открылся жене только после возникновения совершенно настоятельной необходимости объяснить кое-какие свои странные действия. Жена неохотно смирилась с этим, так как иного выбора, вообще говоря, не было, в результате она стала озабоченным свидетелем событий и явлений, изрядно противоречивших ее религиозному воспитанию. Дети были слишком малы, чтобы понимать происходившее. Позже эта тема стала для них совершенно привычной; учившаяся в колледже старшая дочь как-то рассказывала, что однажды вечером, когда они с подругой вошли в общежитие, она обратилась к пустой комнате с просьбой: "Пап, если ты здесь, то тебе лучше уйти. Мы хотим переодеться" (в тот момент я находился в двух тысячах миль от нее как в физическом, так и в ином смысле).
Я начал постепенно привыкать к этой странной и новой грани своей жизни. Медленно, но верно я научился управлять ее развитием. В определенном смысле это даже приносило пользу. Мне уже не хотелось избавляться от этой способности. Сама загадка ее существования вызывала у меня жгучее любопытство.
Мне удалось убедиться, что это явление не имеет физиологических причин и я немногим безумнее своих собратьев, но страхи не исчезали. Эта способность оставалась каким-то недостатком, болезнью или пороком, и ее нужно было скрывать от "нормальных" людей. Не считая редких встреч с доктором Брэдшоу, я не мог даже поговорить об этом с другими. Единственным возможным решением казалась та или иная форма психотерапии, однако целый год (а может, пять, десять лет) ежедневных бесед, которые обходятся в тысячи долларов и могут не принести никакого результата - нет, я решил, что этот путь недостаточно действен.
В те дни мне было очень одиноко.
В конце концов я приступил к экспериментам с этим странным отклонением и начал вести записи о каждом событии. Кроме того, я принялся читать книги на те темы, которыми прежде пренебрегал в силу своих взглядов на жизнь. Религия никогда не оказывала большого влияния на мои мысли, но, судя по всему, она оказалась единственным источником книг и познаний о человеке, какие могли бы содержать в себе ответы на мои вопросы. Если не считать посещения церкви в детстве и тех редких случаев, когда я заходил туда вместе с одним приятелем. Бог, духовенство и религия значили для меня очень мало. Вообще говоря, я просто никогда особенно не задумывался об этом, так как тема просто не вызывала у меня интереса. Туманные упоминания и обобщения обнаружились уже при первом ознакомлении с древними и новейшими течениями западной философии и религии. Похоже, в некоторых случаях авторы пытались описать или объяснить сходные явления. Библия и прочие христианские писания предлагали обилие таких аналогий, но ничего не говорили о причинах этих явлений и средствах исцеления. В большинстве случаев совет был один: молиться, размышлять, поститься, ходить в церковь, каяться в грехах, веровать в Троицу - Отца, Сына и Духа Святого - бороться со Злом (или, напротив, не противиться Дурному) и препоручить себя воле Господней.
Так или иначе, но все это лишь усилило мое смятение. Если новое явление, вторгнувшееся в мою жизнь, было "благом", то есть "даром свыше", то, по религиозным представлениям, оно может принадлежать лишь святому или, во всяком случае, праведнику, но я подозревал, что пока не могу претендовать на место в святцах. Если же это явление относилось к "дурному", если это козни дьявола или, по меньшей мере, демона, который пытается овладеть мной либо вселиться в мое тело, то необходимо заняться изгнанием нечистой силы.
Я встречался с ортодоксальными священниками традиционной церкви, и они, несмотря на вежливость, в той или иной мере склонялись к последней версии. Судя по настороженности, я казался им опасным еретиком.
Как и говорил доктор Брэдшоу, в восточных религиях к этому явлению относились намного терпимее. В них существованию нематериального тела уделялось очень большое внимание, но это состояние бытия также считалось результатом высокого духовного развития. Способностью временно покидать свое физическое тело для обретения неописуемых мистических прозрений обладали только Учителя, гуру и другие святые, прошедшие долгую подготовку. Что касается самого понятия "духовное развитие", то оно использовалось без каких-либо подробных пояснений и практических советов, хотя книги намекали на то, что подобные тонкости прекрасно известны всем членам тайных обществ, сект, буддийских монастырей и прочих подобных организаций.
Если все это было правдой, то к какой группе можно отнести меня? Очевидно, я уже староват для того, чтобы начать новую жизнь в тибетском монастыре. Мое одиночество становилось все острее. Похоже, ответов просто нет - во всяком случае, в нашей культуре.
Именно в это время мне довелось узнать, что в Соединенных Штатах существует настоящее подполье. Единственным отличием от обычной подпольной организации является отсутствие каких-либо законов, запрещающих его деятельность, преследующих и наказывающих подпольщиков. Эта группировка лишь случайно и частично пересекается с мирами науки, политики, финансов, образования и так называемого искусства. Более того, сети этого подполья явно не ограничиваются территорией Соединенных Штатов и пронизывают весь западный мир.
Многие могли кое-что слышать об этом сообществе или случайно сталкиваться с его представителями, но просто не обращали на них внимания, считая чудаками. С уверенностью можно утверждать только одно: члены этого подполья, пользующиеся уважением в своем мире, даже не заговаривают о тех интересах или убеждениях, которые выдают их принадлежность к тайной группировке, если не уверены, что их собеседник состоит в том же клубе. Они на личном опыте узнали, что откровенность влечет осуждение со стороны священнослужителей, клиентов, работодателей и даже близких друзей. Я подозреваю, что в это подполье входят миллионы членов - если, конечно, все они вдруг признаются в своей принадлежности к этой сети. Их можно встретить в любой социальной группе: среди ученых, психиатров, врачей, домохозяек, студентов колледжей, предпринимателей, подростков и даже некоторых священников официальных религий.
Это сообщество удовлетворяет всем признакам подпольного движения. Они собираются небольшими группами и часто соблюдают конспирацию (объявления о таких встречах нередко даются открыто, но понять их смысл могут только люди "сведущие"). Связанные с подпольем вопросы обсуждаются обычно лишь в кругу посвященных. Если не считать семьи и ближайших друзей такого человека (которые, вполне возможно, также входят в ряды подпольщиков), обычный мир даже не догадывается о его тайных пристрастиях и двойной жизни. Если спросить его об этом напрямую, он начнет отрицать свое членство, так как временами сам не догадывается, насколько тесно связан с этой сетью. Все такие люди в той или иной мере эмоционально и интеллектуально преданы своему делу. Наконец, в этом подполье говорят на особом языке, распространяют специальную литературу, используют собственные технологии. Есть там и свои полубоги.
В то же время это сообщество остается чрезвычайно разобщенным. Вообще говоря, его нельзя назвать организацией в привычном смысле этого слова. Отдельная группа редко заходит настолько далеко, чтобы присвоить себе отличительное название. Чаще всего ее члены просто проводят небольшие, но регулярные собрания в чьей-то гостиной, в банковском зале заседаний или, быть может, в доме приходского священника неподалеку от церкви. Такая группка нащупывает свой путь в потемках и блуждает по множеству троп, но их цель всегда остается одной. При этом, однако, сохраняется другой признак подпольного течения: если вы являетесь его членом и приезжаете в другой город, то неизбежно встретите соратников. Это происходит само собой просто "случается".
Кто же входит в это подполье? Прежде всего, профессионалы. С одной стороны, это парапсихологи, которых достаточно мало. К ним относятся люди с официальной докторской степенью, работающие в общепризнанных университетах и открыто проводящие исследования в области сверхчувственного восприятия. Самым известным из них является, пожалуй, доктор Дж.Б.Раин, бывший сотрудник Университета Дюка, который почти тридцать лет разрабатывал методы анализа результатов тестов с картами и проводил такие проверки с точки зрения статистической вероятности. В результате он, опираясь на статистику, доказал, что сверхчувственное восприятие существует. К его выводам отнеслись с сомнением, они не были признаны большей частью психологов и психиатров Соединенных Штатов. К той же категории относятся и другие ученые: Андрей Пухарич, Дж.Дж.Пратг, Роберт Круколл, Хорнеял Харт, Гарднер Мерфи и прочие. Если читатель является членом подполья, эти имена ему хорошо известны.
Круг профессионалов охватывает весь диапазон специалистов от парапсихологов до уличных хиромантов, которые называют себя цыганами или уроженцами Нью-Дели и берут пять долларов за пятиминутное, беглое и расплывчатое "гадание". Области интересов этих людей достаточно разнообразны, но всех их в той или иной степени связывают узы общих убеждений.
Основная масса подпольщиков обращается к профессионалам за сведениями и указаниями, платя им чем-то похожим на поклонение героям. Профессионалом при этом считается любой человек. Пишущий Книгу, Организующий Учреждение, Проводящий Исследования, имеющий Большой Опыт, учившийся у Признанного Авторитета, владеющий Психическим Зрением, проводящий Курсы Развития Разума и Души, Исцеляющий Верой, получивший Диплом Астролога, являющийся Служителем Божественного Учения, Посвященным Спиритом, Медиумом, Пророком Космических Летающих Блюдец, Гипнотизером и так далее.
Для большей части этих людей такая деятельность является побочным или единственным источником доходов. Многие весьма ревниво относятся к другим профессионалам и часто крайне подозрительно взирают на чужие методики и теории, возникающие вне области их деятельности. Временами они тонко подшучивают над результатами, никак не связанными со сферой их интересов, или относятся к ним со сдержанным, снисходительным уважением. Это во многом объясняет, почему в подполье до сих пор не возникло никакой организационной структуры. И все же профессионалов непреодолимо тянет друг к другу этого требует общность интересов. Такое общение становится единственной возможностью поделиться с другим человеком своими мыслями и переживаниями на равных, с надеждой на взаимопонимание.
Все вышесказанное ни в коем случае не следует понимать как намерение бросить тень на этих профессионалов или посеять недоверие к ним. Это удивительные, чудесные люди. Каждый из них своим собственным путем (каким бы он ни был) пытается найти Истину. Когда превращаешься в члена подполья, начинаешь задумываться о том, насколько скучным стал бы мир без этих людей.
Для рядовых членов подполья существуют специальные журналы, газеты, лекции и книжные клубы (ежегодно выходит не менее полусотни новых книг на эти темы, они часто печатаются в очень известных издательствах), даже теле- и радиопрограммы. Следует отметить, что такие программы - которые, похоже, создаются самыми страстными членами - не имели большого успеха, так как с подпольем по-прежнему связана немногочисленная часть населения. Отклик обычных людей можно выразить одной фразой: "Неужели вы действительно во все это верите?"
Кто же входит в число рядовых членов подполья? Вопреки возможным предположениям, это отнюдь не разнородная смесь глупеньких, невежественных, суеверных и легкомысленных чудаков, не нашедших своего места в жизни. Конечно, такие личности там тоже встречаются, но их доля в подполье ничуть не превышает процента среди общего населения. Вообще говоря, если бы проводились соответствующие исследования, то вполне вероятно, что средний интеллектуальный уровень представителей подполья оказался бы выше усредненных показателей всего западного сообщества.
Достаточно легко определить то общее дело, связующее звено, которое заставляет их объединяться друг с другом. Все эти люди единодушны в двух вопросах. Во-первых, они считают, что в современном мире Внутреннее Я человека еще не до конца понято и не получает должного выражения. Во-вторых, они уверены в том, что Внутреннее Я способно действовать, проявляться и в мышлении, и в материальном мире, а современная наука не понимает и не признает форм его проявления. Излюбленные занятия этих людей - читать книги на "психическую", "духовную" тему, говорить, размышлять и спорить об этом, принимать участие в любых связанных с такими вопросами мероприятиях. Для получения "членского билета" не нужно ничего другого. Возможно, читатель тоже состоит в этом клубе, хотя и не подозревает об этом.
Как люди "вступают" на этот путь? Чаще всего они лично переживают или своими глазами видят какие-то явления, не получающие объяснения в рамках науки, философии или религии. Одни просто стараются не думать об этом, не обращают на случившееся внимания и забывают о нем. Другие - те самые, кто позже становится членом подполья - пытаются найти ответ.


Я примкнул к подполью, потому что не смог отыскать иного источника знаний. К сожалению, даже в этом странном, довольно старом, но новом для меня мире нашлось очень мало нужных сведений. Однако там я наконец-то встретил тех, кто считал Второе Состояние вполне возможным и вероятным.
Вскоре я узнал, что подполье зародилось более сотни лет назад или еще раньше, когда новейшая наука начала пересматривать человеческие представления и освобождать их от неблагоразумных, необоснованных "знаний". В своем стремлении очистить науку интеллектуальный авангард безжалостно отбрасывал любые факты, не выдержавшие опытной проверки - в том числе и те, которые такому испытанию даже не подвергались. За теми, кто продолжал придерживаться отвергнутых убеждений, закрепилась дурная слава. Если человек упорно стоял на своем и в то же время хотел быть деятельным, признанным членом общества, у него оставался единственный выбор: перенести свои потаенные убеждения в подполье, одновременно поддерживая внешнюю "благопристойность". Многие отказались от подобной уловки и стали настоящими мучениками.
Те же настроения во многом сохранились и в нашем просвещенном обществе. Среди специалистов, открыто отстаивающих парапсихологию и прочие подобные направления, едва ли найдется полдюжины таких, кто по-прежнему вызывает восхищение и уважение своих коллег по основной профессии, будь то медицина, психология, психиатрия или естественные науки. Подозреваю, что мне уже довелось познакомиться со всей полудюжиной. Как ни печально, выяснилось, что я знаю чуть больше, но это вовсе не их вина. Они просто не испытали на личном опыте, что такое Второе Состояние и Второе Тело. Мне очень нравятся люди, с которыми я познакомился благодаря подполью. Я встречал их в крупных и крошечных городах, в деловых кругах, церковных приходах, университетах - и даже в Американской ассоциации психиатров! Как правило, это поразительно приятные люди. Им свойственны общительность и мягкое чувство юмора. Это счастливые люди, и они не упускают случая посмеяться над собственными серьезными увлечениями. Возможно, это просто совпадение, но они составляют самую отзывчивую и чуткую часть известных мне представителей человечества. С другой стороны, нельзя считать случайностью тот факт, что эти люди по-настоящему, в самом подлинном смысле этого слова религиозны.
Мне не хотелось бы, чтобы читатель решил, будто эта книга представляет собой сжатое изложение всех источников и сведений, которые можно найти в уже опубликованных трудах на тему парапсихологии. Каждая такая работа предлагает свою собственную версию Истины; быть может, Истин действительно очень много. Мне случалось бывать на спиритических сеансах с участием медиумов: я задавал четкие вопросы, но получал настолько туманные отклики, что они казались мне откровенными отговорками, так как простые и однозначные ответы стали бы намного содержательнее. Однако позже мне довелось провести на одном из таких сеансов опыт со Вторым Телом; к своему удивлению, я убедил самого себя и других в достоверности способностей медиума. Истина действительно загадочна!
Без сомнений, самыми обоснованными и тщательными трудами стали работы Эдгара Кейса ( См. "Эдгар Кейс и Хроники Акаши", "София", Киев, 1999 г.) настоящего пророка в мире парапсихологии. Однако его книги совершенно невероятны с точки зрения естественных наук и медицины наших дней. Можно утверждать, что тогда происходило настоящее разоблачение истины, но в истории не сохранилось ничего, кроме неупорядоченных архивов. Сегодня, через двадцать лет после его смерти, о природе способностей Эдгара Кейса и его возможностях известно ничуть не больше, чем в тот день, когда он скончался.
Записи Кейса оказались очень полезными, хотя мне было невероятно трудно разобраться в них, так как он рассказывал о пребывании во Втором Состоянии. Он подтвердил само существование, но никак не объяснил его. Большая часть заметок на эту тему затуманена сильным влиянием религиозности, что допускает самые произвольные толкования - в результате появились многочисленные посредники (служители культа?) Кейса, навязывающие другим свое понимание его работ. И сейчас есть люди, которые, по-видимому, способны совершать то, что делал Кейс. Одна женщина весьма точно описала мое физическое самочувствие и предложила самые общие сведения о моих действиях во Втором Состоянии. Эти данные невозможно было подтвердить, они не стали для меня откровением, но, так или иначе, убедили в достоверности ее способностей. Передо мной и другими участниками этого опыта приоткрылась очередная Истина, но ей по-прежнему недоставало четких ответов, какие можно было бы счесть надежными доказательствами.
Несколько "парапсихологов" проводили гадания, охватывающие всю мою жизнь. Они ограничивались самыми общими фразами, но не могли дать четкие, прямые ответы на довольно простые вопросы. Если они действительно обладают сверхчувственными способностями (а я не вправе об этом судить), то их особые формы восприятия явно ограничены. Впрочем, другой причиной могут быть затруднения при попытках перевода понятий из символов в словесную форму - мне слишком хорошо известно, что такие сложности вполне могут возникнуть.
Именно чтение соответствующих книг и общение с тем направлением человеческой мысли, которое я упрощенно называю подпольем, в конце концов помогло мне составить определенное представление о том, что со мной происходит. Если бы не личные переживания, я вряд ли поверил бы в такие объяснения. С другой стороны, понимание того, что я не одинок, принесло мне огромное облегчение.
Что же, собственно, со мной приключилось? Говоря простыми словами, я совершал "астральные вылазки". Именно, на это намекал доктор Брэдшоу, хотя он сам знал об этом только понаслышке. Для непосвященных я поясню: астральной вылазкой называют временный выход из физического тела и перемещение в нематериальном, "астральном" теле. Само слово "астральный" имеет множество смысловых оттенков и толкований - как научных, так и иных. В данном случае следует с большой осторожностью пользоваться определением "научный", так как современное научное мировоззрение (во всяком случае, в западном мире) не признает такого явления и не допускает даже возможности его существования.
В туманной истории человечества это понятие играло самую разнообразную роль. Происхождение слова "астральный" кроется в тех давних мистических и оккультных явлениях, связанных с колдовством, магией, заклинаниями и прочими нелепыми на вид действиями, которые кажутся современному человеку глупостями, предрассудками и вздором. Поскольку никто не предпринимал попыток тщательно разобраться с этим вопросом, я до сих пор не знаю, что именно подразумевают под словом "астральный", и потому предпочитаю пользоваться собственными терминами "Второе Тело'" и "Второе Состояние".
В книгах того сорта, какой ныне процветает, астральный мир описывается как состоящее из множества уровней, или планов, место, куда люди переносятся после "смерти". Путешествующий в своем астральном теле человек может ненадолго посещать такие уровни, беседовать с "усопшими", предпринимать "там" какие-нибудь действия, а затем возвращаться в свое физическое тело, с которым за это время никогда не случится ничего плохого. Признаться, я очень горячо надеялся (даже молился!), что это окажется правдой.
По словам оккультистов, чтобы обрести такую чудесную способность, нужно пройти суровую подготовку, а еще лучше - "стать духовно развитым". Считается, что в ходе истории соответствующие наставления тайно передавались для просветления тех, кто достиг уровня достаточно высокого, чтобы их воспринять. Судя по всему, время от времени бывало и так, что кто-то разглашал тайну или осваивал это умение совершенно случайно. В прошлом за подобную откровенность людей канонизировали или сурово наказывали, сжигали или сажали под замок - исходя из этого, мое собственное будущее трудно назвать многообещающим.
Как ни странно, большая часть моих записей неплохо согласуется с оккультным подходом к этому вопросу, и этот факт вызвал у меня настоящее потрясение. Если воспользоваться вольными толкованиями и перевести многие понятия на современный язык, то почти все достаточно точно совпадает. С другой стороны, о многом вообще не упоминается, хотя причины этого мне непонятны.
Согласно литературе парапсихологического подполья, упоминания о Втором Теле пронизывают всю религиозно-мистическую историю человечества. Задолго до возникновения христианства и Библии многие культуры - например, египетская, индийская и китайская - использовали представление о Втором Теле как совершенно привычное понятие. Историки обнаружили множество таких упоминаний, но, разумеется, причислили их к мифологии давних эпох.
Если провести соответствующие поиски в Библии, то выяснится, что мысль о Втором Теле многократно подтверждается и в Ветхом, и в Новом Завете. Католическая Церковь хранит довольно подробные отчеты святых и других духовных деятелей, которые испытывали подобные переживания и иногда могли вызывать их по собственной воле. О внетелесных переживаниях в тех или иных случаях религиозного озарения рассказывали даже благочестивые протестанты.
На Востоке Второе Тело уже давно считается естественной и общепризнанной частью действительности. Эти представления заслуживают отдельного исследования; к тому же в подполье существуют многочисленные книги и авторитеты в вопросах восточных культур, и они подтверждают мысль о Втором Теле. Считается, что даже сегодня на свете живут посвященные, ламы, монахи и гуру, которые занимаются развитием умственных и психических сил (включая деятельность Второго Тела) и тем самым полностью противоречат современным научным познаниям. Материалистическое общество отказывает этим явлениям в праве на существование прежде всего потому, что их невозможно воспроизвести в лабораторных условиях.
В архивах американских и заграничных организаций, занимающихся парапсихологией, хранятся сотни "историй болезней" - отчетов о внетелесных переживаниях. Некоторым из них не меньше сотни лет, а в различных старинных книгах можно найти огромное множество других свидетельств. Все они терпеливо дожидаются любого, кто пожелает исследовать это явление.
Почти все описанные переживания представляют собой самопроизвольные, однократные события. Обычно они случались в тех обстоятельствах, когда человек страдал физическим недугом, истощением или переживал сильное нервное потрясение. Похоже, все такие отчеты чрезвычайно субъективны, и все же большая их часть представляет собой достаточно серьезные свидетельства. На протяжении нашего столетия издавалось несколько впечатляющих сборников таких описаний, и любому, кто заинтересовался этой темой, стоит с ними ознакомиться. Слабые стороны подобных рассказов вполне очевидны: это именно отчеты о происшедшем, дополненные самыми разнообразными предположениями. В них не найти никаких подробностей, связанных с прямыми наблюдениями и экспериментами. В чем причины? Разумеется, подобные серьезные исследования просто никогда не проводились.
В очень редких случаях публиковались рассказы тех людей, которые могли по собственной воле, намеренно вызывать у себя Второе Состояние и перемещаться в своем Втором Теле. В недавней истории выделяются лишь два таких примера, хотя не исключено, что на самом деле их было больше. Если допустить, что существуют и другие люди, владеющие подобным умением, то они, похоже, держат свои знания при себе.
Первый из двух упомянутых людей - англичанин Оливер Фоке, который деятельно занимался психическими исследованиями и опытами. Он опубликовал довольно подробные отчеты о внетелесных переживаниях и описал методики перехода в это состояние. Его работы не получили большой известности за пределами круга "подпольщиков" 20-х годов нашего века. С другой стороны, не возникает сомнений в том, что он старался объяснить свои переживания, исходя из мировоззрения той эпохи.
Вторым, более знаменитым практиком был Сильван Мульдон, написавший в соавторстве с Хервордом Кэррингтоном несколько работ на эту тему (в период с 1938 по 1951 гг.). Мульдон был "астральным путешественником", а Кэррингтон - дотошным исследователем психических явлений. К настоящему времени их книги уже стали классикой жанра, но не потеряли увлекательности. Последовательное сравнение вновь заставило меня удивиться тому, сколько фактов явно упущено. Кроме того, авторы этих книг почти не проводили эмпирических, опытных проверок, которые могли бы принести данные, необходимые для серьезного и объективного исследования. Одним из недавних примеров таких работ стала книга автора по имени Ирэм (женщина? имя "Мэри", записанное наоборот?). В ней тоже обнаружилось несколько намеков, но никаких обоснованных пояснений, связанных с моими переживаниями.
Существенные попытки научного изучения и объективной оценки этого явления были предприняты в последнее время несколькими примечательными людьми - Хорнеллом Хартом, Нэндором Федором, Робертом Круколлом и другими учеными с весомыми научными достижениями. Большая часть их работ не подвержена тем искажениям, которые присущи литературе подполья. В целом, книги этих ученых подтверждают существование Второго Тела, но представляют мало конкретных данных опытного, а не теоретического характера. Действительно, как можно обсуждать эксперименты, если они не проводились?
Что касается подполья, то наиболее насущной проблемой становится необходимость избежать погружения аналитического подхода в бескрайнюю пучину богословских верований и убеждений. Когда-то (и не так уж давно) человек считал Богом электричество, а чуть раньше - солнце, молнию и огонь. Ученые объяснили, что такие представления смешны, и попытались доказать это опытным путем. Быть может, Второе Тело, действующее во Втором Состоянии, станет тем качественным скачком, который позволит эмпирически доказать существование Бога - и тогда подполье исчезнет.
Парапсихологическое подполье принесло мне множество новых друзей, но очень мало точных ответов на вопросы. Прежде всего, оставалось непонятным, что же мне делать. К моему изумлению, окружающие ждали ответов от меня самого. Судя по всему, оставался единственный путь. Сотни экспериментов растянулись на двенадцать лет, они продолжаются до сих пор, но уже принесли определенные выводы. Эти заключения стали неотвратимыми и в то же время совершенно чуждыми с точки зрения общепринятых взглядов обыденного мира. Я перехожу к изложению своих показаний, а судить о них предлагаю самому читателю.