3. Свидетельские показания

Осенним вечером 1964 года в Лос-Анджелесе состоялась одна интересная встреча. В ней участвовало около двадцати специалистов разного профиля: психиатров, психологов, ученых - и я. Вечер стал очень поучительным. Целью собрания было непредвзятое и серьезное обсуждение переживаний и экспериментов, которым посвящена моя книга. Несколько часов присутствовавшие подвергали меня перекрестному допросу, а затем наступила моя очередь спрашивать. Я задал всем два очень простых вопроса: "Как поступили бы вы, если бы сами пережили то, что случилось со мной?"
Большая часть собравшихся - не менее двух третей - высказалась определенно и единодушно: они предприняли бы все усилия, чтобы продолжать подобные эксперименты в надежде обрести новые знания и расширить представления человека о самом себе. Некоторые из собравшихся полушутя заявили, что не отправились, а просто помчались бы к ближайшему психиатру (никто, впрочем, не предложил мне своих услуг).
Второй вопрос звучал так: "Согласились бы вы лично принять участие в экспериментах, которые могли бы принести вам такую необычную способность?"
Прежнего единодушия не возникло. Примерно половина специалистов подтвердила свою готовность участвовать в таких опытах. Как ни странно, к этой группе примкнули те, кто выражал наибольшие сомнения в подлинности моих переживаний.
Разумеется, такой отклик стал для меня поводом мягко попенять остальным - тем, кто призывал меня к продолжению экспериментов. Когда нужно нырять в ледяные, неисследованные воды, очень хочется, чтобы это сделал кто-то другой. Впрочем, мне трудно упрекнуть этих людей. Если бы двенадцать лет назад мне самому предложили такой выбор, я вряд ли вызвался бы добровольцем.
Почему эти люди вообще собрались? Скорее всего, из любопытства. С другой стороны, причиной могли стать некоторые свидетельства из уже накопленного мною материала. Я надеюсь, что специалистов привлекло именно второе. Вот некоторые важнейшие отчеты из тех заметок, которые вызвали их интерес.
 
10 сентября 1958 г. Послеобеденное время
Я вновь взлетел с намерением навестить доктора Брэдшоу и его жену. Вспомнив о том, что доктор Брэдшоу лежит с простудой, я сообразил, что должен направиться в его спальню. Прежде я никогда не бывал в этой комнате его дома; если мне удастся описать ее, это станет документальным подтверждением визита. Все проходило как обычно: переворот в воздухе, вход в туннель и, на этот раз, ощущение подъема в гору (чета Брэдшоу живет примерно в пяти милях от моей конторы, в доме на холме). Я поднялся над деревьями и увидел свет высоко в небе. На мгновение мелькнула (там же, в небе?) человеческая фигура; мне показалось, что она облачена в накидку и шлемообразный головной убор (осталось ощущение чего-то восточного). Фигура сидела, сложив руки на коленях; вполне возможно, что ноги ее были скрещены в позе Будды. Затем она исчезла. Я не знаю, что это могло означать. Через некоторое время подниматься в гору стало довольно трудно, у меня возникло ощущение, что силы покидают меня. Я понял, что не смогу двигаться дальше.
Как только я подумал об этом, произошло нечто поразительное. Возникло совершенно отчетливое чувство, будто меня приподняли за локти. Я ощутил прилив поднимающей вверх силы и стремительно помчался к вершине холма. Затем я увидел доктора Брэдшоу и его жену. Они были во дворе, и я на какой-то миг удивился, потому что нашел их прежде, чем проник в дом. Я не понимал, почему они снаружи, ведь доктор Брэдшоу должен был лежать в постели. На нем было светлое пальто и шляпа, а на его жене - одежда в темных тонах, в том числе темное пальто. Судя по всему, они пребывали в прекрасном расположении духа, не замечая меня, эта пара направлялась к небольшому сооружению, похожему на гараж. Брэд шел позади своей жены.
Я повис в воздухе прямо перед ними и начал размахивать руками, пытаясь привлечь их внимание, но безуспешно. Затем я услышал, как доктор Брэдшоу произнес, не поворачивая ко мне головы: "Похоже, тебе уже не нужна посторонняя помощь". Решив, что мне удалось вступить в общение с ним, я нырнул обратно в землю(?)(Так в оригинале воспроизведены записи Р.Монро.), вернулся в свою контору, "ввинтился" в тело и открыл глаза. Все вокруг было таким же, как перед опытом. Вибрации продолжались, но я решил, что для одного дня опытов вполне достаточно.
Важное дополнение: тем же вечером я поговорил с доктором Брэдшоу и его женой по телефону. Я ничего не рассказывал и просто спросил, чем они занимались около четырех-пяти часов дня (выслушав рассказ об эксперименте, моя жена решительно заявила, что это просто невозможно, так как доктор Брэдшоу болен и не выходит из дома). Я задал свой простой вопрос миссис Брэдшоу. Она сказала, что примерно в двадцать пять минут пятого они выходили из дома в гараж. Ей нужно было съездить на почту, а доктор Брэдшоу решил, что недолгая прогулка на свежем воздухе пойдет ему на пользу, оделся и проводил ее. Точное время она определила благодаря почтовой квитанции, так как там было указано, что ее выписали без двадцати пять, а путь от дома Брэдшоу до почты занимает примерно четверть часа. Что касается меня, то я вернулся из своего путешествия к дому Брэдшоу ровно в двадцать семь минут пятого. Я спросил, как они были одеты. Миссис Брэдшоу сообщила, что была в черных широких брюках и красном свитере, поверх которого надела черное полупальто, а ее муж был в светлой шляпе и светлом пальто. Однако ни один из них не "видел" меня и не ощутил моего присутствия. Доктор Брэдшоу ничего не помнил о нашем разговоре. Прекрасным результатом стало то, что я тоже ожидал увидеть его лежащим в постели, но этого не случилось.
В этом случае слишком много совпадений. Дело не в том, чтобы доказать это кому-то другому. Важно поверить самому.
Вообще говоря, это первый случай, который доказывает мне самому, что такая способность может представлять собой нечто большее, чем отклонение, нарушение или галлюцинацию, что она не объясняется обычной наукой, психологией и психиатрией. Я испытывал потребность в подобном доказательстве больше, чем кто-либо другой. Случай простой, но незабываемый.
При посещении доктора Брэдшоу и его жены мои наблюдения согласовывались с временем действительных событий.
Самовнушенная галлюцинация исключается: я предполагал, что увижу доктора Брэдшоу лежащим в постели, в спальне дома, но дело обернулось иначе, и это несоответствие меня озадачило.
Перечень соответствий моих наблюдений и подлинных фактов:
1) местонахождение доктора Брэдшоу и его жены;
2) их положение в пространстве относительно друг друга;
3) действия обоих супругов;
4) одежда обоих супругов.
Вероятность неосознанного предвидения каждого события на основе прежних знаний:
1) невозможно: я ничего не знал об изменениях в их планах или каких-либо привычных периодах посещения почты;
2) возможно: я мог неосознанно замечать, кто из них обычно идет впереди, хотя никогда не обращал на это внимания сознательно;
3) невозможно: я просто не мог знать заранее, что именно они будут делать по пути в гараж;
4) возможно: раньше я мог видеть их обоих в этой одежде, хотя предполагал, что увижу только одного человека (доктора Брэдшоу), да и то в пижаме.
 
5 марта 1959 г. Утро
Мотель в Уинстон-Сейлеме: встал рано, в половине восьмого вышел позавтракать, вернулся в свою комнату около половины девятого и прилег на кровать. После расслабления начались вибрации, затем возникло ощущение движения. Вскоре после этого я остановился.
Первым, кого увидел, стал какой-то мальчик - он шел по улице, подбрасывал вверх, бейсбольный мячик и ловил его. Произошло быстрое смещение: я увидел человека, пытающегося разместить что-то на заднем сиденье большого "седана". Этим предметом было какое-то причудливое устройство, которое показалось мне похожим на детский автомобиль с колесами и электромотором. Мужчина вертел устройство так и эдак; наконец ему удалось втиснуть его на заднее сиденье, и он захлопнул дверцу. Еще одно быстрое смещение: я оказался прямо посреди стола. Вокруг него сидели какие-то люди, стол был уставлен посудой. Один из присутствовавших раздавал остальным нечто похожее на большие игральные карты белого цвета. Я подумал, что играть в карты за уставленным посудой столом очень неудобно, и поразился большому размеру и цвету этих карт. Очередное быстрое смещение: я парил на высоте около пятисот футов над улицами города и искал "дом". Затем заметил радиовышку, вспомнил, что мой мотель находится неподалеку от нее, и почти мгновенно вернулся в свое тело. Сел на кровати и осмотрелся. Все выглядело вполне обычным.
Важное дополнение: В тот же вечер я проведал живущих в этом городе друзей, чету Агню Бансон. Они кое-что слышали о моем "увлечении", и меня вдруг осенило, что утреннее событие каким-то образом связано с ними. Я начал расспрашивать их о сыне, они позвали его к нам и спросили, что он делал около полдевятого-девяти утра. Он сказал, что шел в школу. Когда его попросили уточнить, чем он занимался по пути, мальчик ответил, что играл бейсбольным мячиком, подбрасывал его и ловил (хотя я неплохо его знал, но никогда не подозревал, что он увлекается бейсболом, хотя, с другой стороны, это легко было предположить). Затем я решился заговорить о погрузке предмета в машину. Мистер Бансон был поражен. Оказывается, именно в это время он пытался погрузить на заднее сиденье машины генератор Ван-де-Граафа. Этот генератор представляет собой большое и довольно нелепое на вид устройство с колесиками, электромотором и массивным основанием; мистер Бансон тут же показал мне его (когда впервые рассматриваешь предмет, который раньше ты видел только пребывая во Втором Теле, возникает какой-то суеверный страх). Вслед за этим я сообщил им о столе и больших белых картах. На этот раз изумилась миссис Бансон. Выяснилось, что этим утром все они впервые за последние два года проспали, и потому она принесла утреннюю почту на стол и раздавала конверты за завтраком. Большие игральные карты белого цвета! Бансоны действительно были потрясены, и я уверен, что они меня не разыгрывали.
При утреннем посещении семьи Бансонов мои наблюдения согласовывались с временем действительных событий.
Самовнушенная галлюцинация исключается; у меня не было сознательного намерения отправиться к ним, хотя неосознанное побуждение вполне возможно.


Перечень соответствий моих наблюдений и подлинных фактов:
1) сын Бансонов, идущий по улице и играющий бейсбольным мячиком;
2) мистер Бансон у своей машины;
3) действия мистера Бансона у машины;
4) устройство, размещавшееся в машине;
5) действия миссис Бансон за столом: "раздача карт";
6) размер и цвет "карт";
7) посуда на столе.
 
Вероятность неосознанного предвидения каждого события на основе прежних знаний:
1) невозможно: я не знал, что сын Бансонов интересуется бейсболом, да и вообще не мог знать, чем он занимается в данный момент;
2) невозможно: я не мог знать, что делает по утрам мистер Бансон у своей машины; описанное событие не являлось его повседневной привычкой;
3) невозможно: я уже говорил, что эти действия не относились к числу повседневных, то есть погрузка чего-то в машину не может считаться привычкой мистера Бансона, свидетелем которой я мог стать ранее;
4) возможно: не исключено, что я видел это устройство и раньше, но в другом месте;
5) невозможно: у меня не могло быть неосознанных воспоминаний о таком событии, поскольку у миссис Бансон нет привычки разбирать почту за завтраком; это событие было единичным;
6) невозможно: по всем вышеперечисленным причинам; помимо прочего, я тоже обычно не разбираю почту за завтраком и вообще совершенно неправильно истолковал увиденные действия;
7) возможно: прежние знания о семье Бансонов вполне могли сыграть свою роль, так как я несколько раз завтракал у них.
 
12 октября 1960 г. Ночь
Результаты настолько противоречат моим убеждениям, что о них необходимо поговорить подробно. Попытки найти хоть какие-нибудь ответы привели нас к миссис М., которая, как нам сообщили, обладает способностями медиума. У меня возникло и до сих пор сохраняется весьма уважительное отношение к ней как очень доброму и честному человеку. Однако два "спиритических сеанса", в которых мы приняли участие, вызвали у меня вполне однозначное впечатление о том, что, учитывая ее искренность, миссис М. страдает некой формой раздвоения личности, проявляющейся, когда она погружается в транс. "Наставники", овладевавшие ее телом(?) и говорящие ее устами, оставались для меня лишь доказательством такого раздвоения. Это отнюдь не означает, что я подозревал миссис М. в умышленном обмане; по-моему мнению, все это проявлялось только в аутогипнотическом состоянии, и она действительно не имела представления о том, что в это время происходит. Я был совершенно убежден в том, что миссис М. ни в коей мере появляется обычным "шарлатаном" - она просто не относится к соответствующему типу людей.
Мои сомнения укрепились после того, как я задал ее наставникам - покойному мужу и какому-то американскому индейцу - кое-какие вопросы и получил уклончивые ответы. Самым определенным из них была фраза: "Ты узнаешь это сам, из собственных источников". В те времена я расценивал подобные слова как простейший способ уйти от поддающегося проверке ответа. Я намеренно подчеркиваю свой скепсис в отношении способностей миссис М. и ее "наставников" - это достаточно важно.
Меня очень озадачило то, что произошло вчера вечером и сегодня. Подруга миссис М., которую я буду называть "Р.Дж.", предложила мне попробовать "посетить" сеанс, проводившийся миссис М. в одной нью-йоркской квартире в пятницу, вчера вечером. Я дал условное согласие, пояснив, что не могу этого твердо обещать. Честно говоря, к пятнице я попросту забыл об этом (во всяком случае, сознательно).
Тот вечер был обычным, я провел его дома, и мы с женой отправились спать около половины двенадцатого. Судя по ее ровному и глубокому дыханию, моя жена уснула практически сразу, а я, похоже, погрузился в расслабленное, полусонное состояние, но внезапно ощутил тот холодок в спине, о каком говорят: "Кто-то прошелся по моей могиле",- от него зашевелились волосы. Я оглядел комнату, где царил полумрак. Мне стало страшновато, но отчасти любопытно. Не знаю, что именно я собирался увидеть, но в дверях, ведущих в коридор, стоял какой-то белый призрак человекоподобного вида. Вообще говоря, эта фигура выглядела типичным привидением: рост около шести футов, мерцающие белые одежды, ниспадающие складками от головы до пят, одна рука была вытянута и опиралась о дверной косяк.
Я был невероятно испуган и даже не пытался выявить возможную связь между этой фигурой и своими действиями. В тот миг, когда привидение двинулось в мою сторону, я съежился от ужаса, но одновременно почувствовал, что мне необходимо его хорошенько рассмотреть. Сразу после этого я ощутил, как мои глаза прикрыли ладонями, словно для того, чтобы я не смог ничего увидеть. Несмотря на страх, я попытался отбросить эти ладони, и к тому времени, как это мне удалось, призрачная фигура уже стояла рядом с кроватью, в каком-то футе от меня. Некто бережно обнял меня за плечи, и я приподнялся над постелью. Вслед за этим я, судя по всему, успокоился, так как почувствовал, что этот призрак, кем бы он ни был, настроен дружелюбно. Я прекратил борьбу и сопротивление.
Затем возникло ощущение стремительного движения, и мы (позже я почувствовал, что пришельцев двое, так как они расположились по обе стороны от меня) неожиданно оказались над небольшой комнаткой - она открылась мне так, словно я видел ее из-под потолка. Внизу сидели четыре женщины. Я посмотрел на существ, которые были рядом со мной с обеих сторон. Это были мужчины: один со светлыми волосами, другой - темноволосый, с восточными чертами лица. Оба были довольно молодыми, чуть старше двадцати. Они улыбнулись в ответ.
Я заговорил с ними, сказав, что они должны простить меня за недоверие, так как я не понимал, что происходит. Потом я медленно опустился к единственному свободному стулу и уселся на него. Напротив сидела высокая, крупная женщина в темном костюме, а рядом - женщина, одетая в нечто, показавшееся мне белой накидкой, опускающейся до самых лодыжек. Женский голос спросил меня, смогу ли я запомнить это место, и я заверил ее, что непременно сделаю это. Другая женщина задала какой-то вопрос, связанный с раком, но я расслышал только это слово.
После этого ко мне подошла женщина в темном костюме; она дернула стул и уселась прямо на меня! Я не ощутил ее веса, но женщина почему-то тут же вскочила. Раздался смех, но я был занят другими мыслями. Стало понятно, что после того, как эта женщина села на меня, нечто изменилось. Тут же раздался мужской голос, который произнес: "Думаю, он отсутствует уже достаточно долго, пора отвести его назад".
Я разрывался между желанием остаться и уйти, но спорить не стал. Почти мгновенно я оказался лежащим в своей постели; все было обычно, если не считать того, что все это время жена вовсе не спала. Она рассказала, что я начинал то задыхаться, то стонать, то всхлипывать, а затем вообще перестал издавать какие-либо звуки и едва дышал. Помимо этого, она не заметила ни чего необычного за исключением того, что спавший в той же комнате кот проснулся и вел себя очень беспокойно. Жена встревожилась. Думаю, поменяйся мы местами, со мной произошло бы то же самое.
Эта "встреча" определенно требовала, проверки. Я позвонил Р.Дж. и узнал много интересного. Во-первых, в сеансе действительно участвовали четыре женщины. По моей просьбе все они собрались в том же помещении (крошечной гостиной), одевшись так, как в тот вечер. Телосложение женщины в темном костюме совпадало с моими наблюдениями; она действительно случайно "присела" на стул, "приготовленный" для меня. Этот инцидент произошел поздно вечером, после половины двенадцатого; к тому времени спиритический сеанс уже закончился и четыре его участницы просто беседовали. Высокая женщина вскочила с "моего" стула, когда остальные воскликнули: "Не придави Боба!" и сами расхохотались над этой шуткой. Одна из женщин была в тот вечер в длинном белом халате. Просьба о том, чтобы я запомнил это место, не произносилась вслух (опять это общение сверхразумов?), но одна из женщин рассказала, что работает в онкологической больнице. С двумя участницами сеанса - миссис М. и Р.Дж. - я уже был знаком, но двух других женщин, которых описал выше, видел впервые. Четыре участницы, одежда двух из них, телосложение одной, приготовленный для меня свободный стул, тот инцидент, когда женщина присела на него и тут же вскочила, общий смех, небольшие размеры комнаты, упоминание о "раке" - слишком много совпадений даже для меня. Я убежден, что просто не способен на такие последовательные галлюцинации.
Кем же были те мужчины? Неужели миссис М. действительно общается с покойным мужем и каким-то индейцем? Я узнал, что ее супруг был блондином, только во время последней встречи! Следует быть менее скептичным и предвзятым по отношению к миссис М. Во время посещения этой квартиры мои наблюдения согласовывались с временем действительных событий. Самовнушенная галлюцинация не исключается, поскольку мысль о таком путешествии могла сохраниться в подсознании, несмотря на отсутствие сознательного стремления.
Перечень соответствий моих наблюдений и подлинных фактов:
1) размеры комнаты;
2) количество присутствовавших (четыре женщины);
3) свободный стул;
4) внешность двух женщин;
5) упоминание о "раке";
6) действия женщины, присевшей на стул;
7) общий смех присутствовавших.
 
Вероятность неосознанного предвидения каждого события на основе прежних знаний:
1) невозможно: раньше я не бывал в этой квартире и не встречал ее описаний;
2) возможно: Р.Дж. могла упоминать о предполагаемом числе участниц сеанса;
3) невозможно: мысль приготовить для меня свободный стул пришла участницам в голову уже после того, как они собрались;
4) невозможно: я никогда прежде не видел этих женщин и не мог знать, что они наденут в тот вечер;
5) невозможно: по уже перечисленным причинам (откуда мне знать, что совершенно незнакомая женщина работает в онкологической больнице?);
6) невозможно: действие не было запланировано;
7) невозможно: реакция присутствовавших была непроизвольной.
 
25 августа 1963 г. Послеобеденное время
Наконец-то удачный опыт после долгого перерыва! Р.У. - деловая женщина, которую я довольно хорошо знаю благодаря давнему сотрудничеству, и близкий друг, знающий о моих "занятиях" (она по-прежнему достаточно скептична, хотя и приняла в них невольное участие). На этой неделе Р.У. уехала отдохнуть на побережье Нью-Джерси. Помимо этой подробности, я не знаю, где именно она находится. Я не сообщал ей и о мысли провести этот эксперимент (по той простой причине, что такая идея появилась у меня только сегодня, в субботу). Пообедав, я решил провести очередной опыт, прилег и подумал, что стоит постараться "навестить" Р.У., где бы она ни была (опыт уже позволил мне вывести важное правило: самыми успешными оказываются те случаи, когда я "ищу" хорошего знакомого, но такая возможность выдается довольно редко). Я прилег в спальне около трех часов дня, провел процедуру расслабления, ощутил тепло (вибрации высокой частоты), а затем сосредоточился на стремлении "отправиться" к Р.У.
Возникло знакомое ощущение движения сквозь призрачное синеватое пространство, и я оказался в помещении, похожем на кухню. Справа от меня на стуле сидела Р.У. со стаканом в руке. Она смотрела влево, где сидели две девушки (лет семнадцати-восемнадцати, одна блондинка, другая брюнетка); они тоже пили что-то из стаканов. Они беседовали, но я не слышал, о чем именно.
Сначала я приблизился к двум девушкам, встал прямо перед ними, но не смог привлечь их внимания. Тогда я повернулся к Р.У. и спросил, замечает ли она мое присутствие.
- Конечно, я вижу, что ты здесь,- откликнулась она (мысленно, тем самым способом общения сверхсознаний, поскольку Р.У. одновременно продолжала беседу с девушками).
Я спросил, уверена ли она, что запомнит мое посещение.
- Ну конечно, обязательно запомню,- подтвердила она.
Я сказал, что на этот раз приложу все силы, чтобы она об этом не забыла.
- Я запомню, честное слово,- твердила Р.У., в то же время продолжая разговаривать с девушками.
Я повторил, что хочу удостовериться в этом и потому ущипну ее.
- Не стоит, запомню и так,- поспешно возразила она.
Я вновь сказал, что мне нужно быть уверенным, подошел поближе и попытался ущипнуть ее - как мне казалось, совсем легонько. Я щипнул ее в бок, на уровне живота. Она громко вскрикнула: "Ой!", и я изумленно отшатнулся, так как совершенно не ожидал, что мне и в самом деле удастся ее ущипнуть. Удовлетворившись тем, что мне удалось вызвать у нее хоть какую-то реакцию, я развернулся, покинул комнату, подумал о физическом теле и почти мгновенно вернулся в него. Я поднялся (физически!), сразу же сел за пишущую машинку и начал писать этот отчет. Р.У. вернется не раньше понедельника, и тогда я узнаю, действительно ли мне удалось вступить с ней в общение или это была очередная невразумительная неудача. Время возвращения: три часа тридцать пять минут.
Важное дополнение: сегодня вторник, прошло три дня после эксперимента. Вчера Р.У. появилась на работе. Я спросил, чем она занималась в субботу между тремя и четырьмя часами дня. Понимая причины подобных вопросов, она призналась, что ей нужно хорошенько вспомнить и потому она ответит мне днем позже, во вторник (сегодня). Вот что она рассказала: период с трех до четырех часов дня в ту субботу был чуть ли не единственным моментом, когда в прибрежном коттедже, где она остановилась, не было целой толпы гостей. Она впервые смогла поговорить со своей племянницей (темноволосой восемнадцатилетней девушкой) и ее подругой (блондинкой того же возраста). С четверти четвертого до четырех часов дня они сидели в той комнате, которая служила кухней и столовой, Р.У. потягивала что-то крепкое, а девушки - кока-колу. Ничего особо не происходило, они просто сидели и болтали.
Я спросил, не припоминает ли она чего-нибудь еще, но Р.У. ответила отрицательно. Я настаивал, но она так и не смогла вспомнить чего-то примечательного. Наконец, мое терпение лопнуло, и я напрямик спросил, не помнит ли она щипок. На ее лице отразилось полное изумление.
- Так это был ты?
Она какое-то время пристально смотрела на меня, потом отвела в мой кабинет, повернулась и приподняла (совсем невысоко!) край свитера с левой стороны, в том месте, где он был заправлен в юбку. Именно там, куда я "щипнул" ее, красовались две коричневые с синевой отметины.
- Я просто сидела, болтала с девочками,- рассказала она,- и вдруг почувствовала этот ужасный щипок. Я подскочила чуть ли не до потолка. Сначала подумала, что это муж моей сестры тихонько подкрался сзади и ущипнул меня. Я обернулась, но там никого не было. Мне и в голову не пришло, что это мог быть ты! Между прочим, было очень больно!
Я попросил прощения за то, что ущипнул ее так сильно, а она взяла с меня обещание, что в следующий раз, когда мне захочется выкинуть нечто подобное, я придумаю что-нибудь получше такого болезненного способа.
В этом случае мои наблюдения согласуются с действительными событиями. Самовнушенная галлюцинация не исключается, так как я проводил эксперимент, поставив перед собой определенную цель, и имел некоторые представления о том, где именно находилась в то время Р.У.
Перечень совпадений моих наблюдений и подлинных фактов:
1) место (в помещении, а не на свежем воздухе);
2) число присутствовавших;
3) описания девушек;
4) действия присутствовавших;
5) словесное подтверждение щипка;
6) физические свидетельства щипка.
 
Вероятность неосознанного предвидения каждого события на основе прежних знаний:
1) невозможно: предварительные знания заставили бы меня предположить, что Р.У. окажется скорее на пляже, чем в помещении;
2) невозможно: предварительные знания заставили бы меня предположить, что Р.У. будет в обществе ровесников (своей сестры и ее мужа);
3) не определено: я не исключаю, что мог раньше слышать от Р.У. что-нибудь о ее племяннице и цвете ее волос, но, с другой стороны, не мог ничего знать о цвете волос и возрасте подруги ее племянницы, да и вообще о ее существовании;
4) невозможно: у Р.У. не было привычки проводить это время дня именно так;
5) невозможно: Р.У. ничего не знала о моей попытке ее ущипнуть, поскольку прежде я никогда не пытался это сделать, да и мысль об этом пришла мне в голову только во время самого опыта - раньше я об этом просто не задумывался;
6) невозможно: Р.У. не могла узнать, где именно должны оказаться следы от щипков, но они, однако, совпали с тем местом, куда я ущипнул ее во время эксперимента.
У меня есть и другие примеры отчетов с последующими подтверждениями, и некоторые из них приводятся в других главах этой книги, так как одновременно иллюстрируют те или иные разделы "теории и практики". Один-два таких опыта проводились в лабораторных условиях.
Сами по себе описанные случаи довольно просты и ничем не примечательны, но становятся необычайно важными, когда складываются в единую мозаику. Проглядывающая в подобных мимолетных проблесках целостная схема стала для меня достоверной и приемлемой лишь после сопоставления нескольких сотен таких отрывочных свидетельств. Быть может, она окажется убедительной и для читателя.