6. Зеркальное отражение

Как ни странно, современному ученому намного легче поверить в существование той области, которую я называю Третьей Зоной, чем в реальность Второй Зоны. Почему? Потому что законы Третьей Зоны неплохо согласуются с недавними открытиями в физике, с теми обрывочными сведениями, какие человеку удалось накопить за время экспериментов с приборами для расщепления материи, ускорителями, циклотронами и прочими устройствами.
Чтобы познакомиться с Третьей Зоной, проще всего прочесть непосредственные рассказы о ней - отчеты о достаточно примечательных опытах.
 
5 ноября 1958 г. Послеобеденное время
Вибрации возникли быстро, без усилий и не вызывали никаких неприятных ощущений. Когда они ускорились, я предпринял попытки подняться из физического тела, но безрезультатно. Я пробовал то одни, то другие вспомогательные мысли и их сочетания, но оставался прикованным к физическому телу. Затем вспомнилась хитрость с вращением, когда представляешь себе, что просто ворочаешься в кровати. Я начал вращение и заметил, что физическое тело при этом не "переворачивается". Медленно продолжая вращение, я оказался лежащим "лицом вниз", то есть повернулся в противоположную сторону. В тот момент, когда я достиг такого разворота на сто восемьдесят градусов (вошел в противофазу? перешел к противоположному полюсу?), возникла дыра. Я не могу описать это иначе: для моих органов чувств это была дыра в какой-то стене толщиной около двух футов (она продолжалась бесконечно во всех направлениях в вертикальной плоскости).
Очертания дыры в точности совпадали с формой моего физического тела. Я прикоснулся к стене - она была гладкой и твердой на ощупь. Края дыры были довольно грубыми (все эти осязательные ощущения порождались нематериальными руками). По ту сторону дыры была только непроглядная тьма, в отличие от темноты в помещении, эта чернота вызывала чувство бесконечного пространства, как если бы я смотрел через окно на далекое небо. Казалось, будь мое зрение острее, я различил бы в этой тьме звезды и планеты. Таким образом, у меня возникло впечатление, будто я вижу какой-то участок глубокого, открытого космоса вдалеке от Солнечной системы - место, удаленное от меня на огромное расстояние.
Придерживаясь за края, я осторожно проник в дыру и высунул голову наружу: пустота. Кругом кромешный мрак. Никаких людей, вообще ничего вещественного. Это место было настолько чужим, что я поспешно выбрался назад, вновь развернулся на сто восемьдесят градусов, почувствовал, как сливаюсь с физическим телом, и сел в кровати. Яркий дневной свет, все выглядит так же, как перед отделением. Я считал, что прошла всего пара минут, но... Время отсутствия: один час пять минут!
 
18 ноября 1958 г. Ночь
Возникли сильные вибрации - но никакого продолжения. Я вновь попробовал прибегнуть к вращению. Оно помогло, и я медленно развернулся на сто восемьдесят градусов. Была стена, дыра и чернота за ней. На этот раз я вел себя осторожнее и просто сунул в дыру руку. К моему изумлению, кто-то взял ее и пожал! На ощупь это была обычная, теплая человеческая ладонь. Я тут же быстро отдернул руку, а затем очень медленно вновь сунул ее в дыру. Ее опять пожали, а затем незримый человек вложил в нее какую-то карточку. Я извлек свою руку и "взглянул" на полученный предмет: на карточке был указан какой-то точный адрес. Я вернул карточку через дыру (вновь состоялось рукопожатие), вынул руку, развернулся в нормальное положение, вошел в физическое тело и сел. Невероятно! Мне обязательно нужно побывать по этому адресу на Бродвее (если, конечно, это нью-йоркский Бродвей).
 
5 декабря 1958 г. Утро
Перевернулся, снова обнаружил дыру. Сохраняя определенную осторожность, приблизился к ней и погрузил в отверстие обе руки. Их тут же пожала другая пара рук. Затем - впервые на всем протяжении моих опытов! - произнесли мое имя. Женский низкий и тихий, но настойчивый (будто кто-то пытается разбудить меня, но при этом не хочет испугать) голос звал: "Боб! Боб!" Сначала я вздрогнул, но быстро пришел в себя и спросил: "А как зовут тебя?" (вот она, неизменная тяга к конкретным доказательствам!). Едва я "произнес" эти слова, за стеной началось оживленное движение, словно они стали камнем, брошенным в спокойный пруд - у меня возникло ощущение ряби на воде, суетливой деятельности, потрескивания. Голос вновь произнес мое имя, я повторил вопрос, все это время другая пара рук продолжала сжимать мои ладони.
Чтобы убедиться в том, что я пребываю в полном сознании и произношу свой вопрос правильно, я отнял руки, развернулся на сто восемьдесят градусов, слился с физическим телом, сел в кровати и произнес те же слова вслух. Удовлетворившись результатом, опять лег, перевернулся и проговорил свой вопрос в дыру. Ответа не было. Я повторял вопрос до тех пор, пока не почувствовал, что вибрации ослабевают и скоро я выйду из этого состояния. Я в очередной раз перевернулся, вошел в физическое тело и встал с кровати.
 
27 декабря 1958 г. Ночь
Вызвал вибрации. Как и предполагал, снова увидел дыру. Собрался с духом и медленно просунул в нее голову. В тот же миг я услышал, как чей-то голос с явным восхищением и удивлением говорит: "Иди скорее сюда! Посмотри!" Я никого не видел (возможно, это было вызвано состоянием физического зрения, так как для сохранения вибраций я закрыл глаза). Вокруг по-прежнему царила тьма. Судя по всему, второе существо не появлялось, так как голос продолжал настойчиво и взволнованно его звать. Вибрации ослабевали. Я извлек голову из дыры, перевернулся и оказался в физическом теле.
 
15 января 1959 г. Послеобеденное время
Вибрации пришли после долгого ожидания. Я начал вращаться в надежде вновь увидеть дыру - и она появилась, как только я развернулся на сто восемьдесят градусов. Просовывая в нее руку, я немного волновался, но затем мысленно улыбнулся и расслабился, убеждая самого себя, что буду настроен миролюбиво независимо от того, что пожмет ее с другой стороны - рука, лапа или копыто. В тот же миг моей ладони коснулась чужая рука. Она пожала ее, и я ответил тем же. Я явственно ощутил дружелюбие существа по ту сторону. Я вошел в физическое тело с определенными трудностями, так как взволнованность заставила меня забыть о развороте и сигнале к возвращению!
 
21 января 1959 г. Ночь
Для начала попытался провести еще один опыт с дырой. С появлением вибраций вращение прошло очень гладко. Я глубоко погрузил в отверстие одну руку, но, когда сунул в нее другую, почувствовал, как ладонь пронзило нечто острое, похожее на крюк; когда я попытался убрать руку, этот предмет проник в нее еще глубже. Наконец мне удалось извлечь руку из дыры. Я был несколько ошарашен. Ощущения были такие, словно "крюк" пробил ладонь насквозь. Боли не чувствовалось, но общее состояние оказалось довольно неприятным. Вернулся в тело с помощью вращения и сразу принялся разглядывать (физически) правую руку: никаких внешних следов, никаких ощущений (за исключением остаточного чувства, что какое-то воздействие все же было).
 
25 января 1959 г. Ночь
Очередной эксперимент с дырой. Схема прежняя: вибрации, затем разворот на сто восемьдесят градусов. Приблизился к отверстию очень осторожно. Чужая рука коснулась моей ладони и крепко сжала ее (слава Богу, никаких крюков!). Затем эта рука передала мою ладонь другой руке. Я медленно высвободился и двинулся вверх, ощупывая эту руку. Не было сомнений в том, что эта ладонь продолжалась предплечьем и, далее, плечом. Я собирался продолжить исследования, но вибрации ослабевали. Мне пришлось убрать руку и "ввинтиться" в физическое тело. Не было никаких признаков необходимости возвращаться - ни затекших рук или ног, ни шума. Вероятно, просто раздался какой-то случайный звук.
 
5 февраля 1959 г. Послеобеденное время
Похоже, моя осторожность в обращении с дырой вполне оправданна. Я последовал привычной схеме: вибрации, затем разворот на сто восемьдесят градусов. Погрузил руку в отверстие и сначала ничего не почувствовал. Сунул ее глубже, и тут мне показалось, будто я коснулся кипятка, по которому пустили электрический ток - такое описание кажется вполне подходящим. Мгновенно отдернул ладонь, перевернулся и сел в физическом теле. Физическая рука онемела, в ней возникло чувство покалывания. Судя по положению тела, эти ощущения нельзя объяснить нарушением кровообращения. За двадцать минут онемение и покалывание постепенно прошли.
 
15 февраля 1959 г. Послеобеденное время
Экспериментировал с вертикальными перемещениями, затем перевернулся, чтобы провести опыт с дырой. Набравшись смелости, проскочил в нее одним размашистым движением - так проникают в отверстия под водой ныряльщики. Ощупал внешние края дыры по другую сторону стены, в точности похожую на "мою". Старался что-то "разглядеть", но вокруг по-прежнему царила глубокая чернота. Я решил раз и навсегда прояснить все вопросы, оттолкнулся от дыры и "вытянулся" вдоль линии, проходящей через отверстие.
Сначала движение было медленным, потом ускорилось. Я продолжал перемещаться все быстрее, но ощущение сопротивления внешней среды было очень слабым. Мне казалось, что теперь я мчусь на очень высокой скорости, я не останавливался в надежде "куда-нибудь" добраться. Миновало, похоже, очень долгое время, я начал беспокоиться, так как по-прежнему ничего не "видел" и не чувствовал. Наконец беспокойство переросло в тревогу, возникали пугающие мысли о том, что не удастся найти дорогу назад. Я замедлил движение, остановился, развернулся в противоположную сторону и "вытянулся" по направлению к дыре. Обратный путь занял ровно столько же времени. Я был не на шутку встревожен, но наконец-то увидел вдалеке пробивающийся сквозь отверстие свет. Нырнул в дыру, перевернулся и сел в физическом теле. Время отсутствия: три часа пятнадцать минут!
 
23 февраля 1959г. Вечер
Дыра действительно обитаема! Сегодня вечером, в половине восьмого, прошел этап вибраций и разворота на сто восемьдесят градусов. Без долгих колебаний проник в дыру и выпрямился, оказавшись по другую сторону. Я немедленно почувствовал присутствие кого-то, стоящего рядом. Я именно ощутил его присутствие, а не увидел это существо (по моим впечатлениям, это был мужчина). По какой-то совершенно непостижимой причине - не могу понять этого даже сейчас, когда достаточно безмятежно восстанавливаю события в памяти - я в порыве благодарности рухнул перед этим мужчиной на колени и разрыдался. Через мгновение я уже был спокоен, осторожно выпрямился, вновь проник в дыру, вошел в физическое тело после разворота и сел в постели. Кем было это существо? И почему я так расчувствовался?
 
27 февраля 1959г. Ночь
Я решил узнать какие-нибудь новые факты (хотя бы один факт!) о дыре. Вызвал у себя вибрации, развернулся на сто восемьдесят градусов и проник в отверстие. Там по-прежнему царила кромешная тьма, но не было никаких неприятных неожиданностей, рукопожатий или ощущения присутствия. Я почувствовал под собой твердую опору и приложил все силы, чтобы "открыть" глаза, "прозреть". Получилось - и все вокруг стало видимым. Я стоял возле какого-то строения (похожего, скорее, на хлев, чем на жилой дом) посреди большого луга. Попробовал взлететь в небо (безоблачное, сочного голубого цвета), но не смог оторваться от земли. Быть может, в этом месте у меня появился вес. Примерно в сотне футов от меня виднелась какая-то лестница, я подошел ближе и увидел, что она ведет на вершину башенки высотой около десяти футов. Словно птица, которой нужно от чего-то оттолкнуться, я вскарабкался на эту башню, встал у края, прыгнул - и тут же с глухим шлепком свалился на землю! Думаю, я был удивлен не меньше, чем пташка, которой незаметно подрезали крылья.
Вскочив на ноги, понял, насколько глупо себя веду: я не исполнил надлежащие ритуалы, а им нужно следовать даже "здесь". Я поднял руки, перешел в "вытянутое" положение и без труда взмыл ввысь. Медленно полетел над лугом, наслаждаясь пейзажем и новизной местности, в этот момент рядом что-то мелькнуло. Я повернул голову как раз вовремя, чтобы заметить, как нечто направляется к стене и отверстию в ней. По какой-то причине перепугался, что это "нечто" попытается проникнуть сквозь дыру и занять мое тело, я метнулся следом и нырнул в дыру. Я слишком поздно сообразил, что отверстие, показавшееся мне той самой дырой, было в действительности боковым окном здания - влетев в него, я оказался в полной темноте. Мне удалось нащупать во мраке края дыры. Я прошел через нее, развернулся и сел в своем физическом теле.
Все было в полном порядке: я оказался там, где нужно, расхождений во времени не было, и я решил еще раз посетить тот мир! Вибрации оставались сильными, я развернулся на сто восемьдесят градусов, миновал дыру и вышел к свету. Теперь я был внимательнее и заметил двух людей, мужчину и женщину, которые сидели на стульях на крылечке здания. Мне не удалось вступить в общение с мужчиной, но женщина (никаких подробностей ее облика описать не могу), казалось, осознавала мое присутствие. Спросил, знает ли она, кто я такой, но не смог добиться ничего, кроме ощущения, что она отдает себе отчет в том, что я рядом. Вибрации начинали ослабевать, и я направился к выходу, нырнул в отверстие, развернулся и сел. Общая продолжительность обоих путешествий: сорок минут.
Какие выводы можно сделать на основании этих опытов? На первый взгляд, они могут, в худшем случае, служить дополнительным свидетельством в пользу версии необычных галлюцинаций, а в лучшем - отражать постепенное познание этого мира.
Во-первых, в письменных источниках, похоже, нет никаких упоминаний о сходных переживаниях, которые могли бы стать почвой для сравнений. Эти события были не спонтанными переживаниями, но, напротив, заранее задуманными и систематически повторяемыми экспериментами. В этом смысле они, судя по всему, уникальны.
Во-вторых, эти опыты подчинялись определенному закону: закрепление состояния "вибраций", за которым следовали разворот на сто восемьдесят градусов и появление "дыры". Такой эксперимент проводился неоднократно (по меньшей мере, одиннадцать раз).
Разворот на сто восемьдесят градусов подталкивает к интересным соображениям. Аналогия с "выходом из фазы" и очевидная связь явления с противоположными направлениями ориентации тела заслуживают внимания физиков. Плодотворная теория может возникнуть благодаря приложению к данному случаю анализа формы волн при совмещении различных волновых фаз.
Чернота дыры явно была связана с вопросами моего собственного "зрения". На ранних этапах экспериментов я сам навязал себе определенные ограничения, так как чувствовал, что это настоятельно необходимо для сохранения состояния вибраций. Это предположение подтверждается тем, что при пылком стремлении видеть я добился успеха. Очень жаль, что мне не удалось воспользоваться зрением во время того длительного исследовательского "полета" - можно было узнать много интересного.
Опыты с "рукопожатиями" не поддаются объяснению. Нет оснований считать, что какие-нибудь обстоятельства или внушения могли заставить меня "выдумать" чужие руки в первый раз. Разумеется, второе и все последующие рукопожатия вполне могли быть навеяны первым впечатлением. Карточку с точным адресом также можно отнести к категории прежних воспоминаний, связанных с обменом рукопожатиями и визитными карточками при знакомстве с новым человеком. Необъяснимым остается, помимо прочего, тот "крюк", который "пронзил" мою ладонь.
Во всех прочих обстоятельствах обращение по имени отнюдь не выглядело бы чем-то необычным. Есть многочисленные свидетельства подобных "голосов из ниоткуда", раздающихся как при бодрствовании, так и во сне. Различные психологические теории более или менее удачно объясняют такие явления.
Самая интересная часть моих отчетов связана с тем, что другое существо явно заметило мое появление. Согласно опубликованным описаниям прочих экспериментаторов, при проникновении в "дыру" другие люди (или разумные существа) видели их вдалеке от непосредственного места событий. Если мои опыты подчиняются общей схеме других сходных экспериментов, то все события должны точно совпадать по времени. В любом случае, нет никакой возможности проверить ту или иную версию.
Мой эмоциональный отклик на встречу с тем "мужчиной" отражает многочисленные грани мистического переживания. Важно отметить, что эта буря чувств была вызвана первоначальным ощущением смиренного восторга.
Таким стало начало исследований Третьей Зоны. За этим последовал ряд новых опытов, показавших примечательную согласованность сведений и не поддающихся какому-либо объяснению с точки зрения истории. И любознательный ум не позволит себе отбросить коллективные переживания, сочтя их групповой галлюцинацией.
В целом, выяснилось, что Третья Зона представляет собой физический, материальный мир, очень похожий на наш собственный. Природные условия в нем точно такие же: там есть деревья, здания, города, люди, рукотворные предметы и все прочие принадлежности развитого, цивилизованного общества. Там есть дома, семьи, предпринимательство, а обитателям того мира тоже приходится зарабатывать себе на жизнь. Там есть дороги и транспорт, в том числе железнодорожный.
Все точно такое же - за исключением "пустяков". Сначала я считал, что Третья Зона просто является какой-то незнакомой страной нашего мира, и на первый взгляд такая точка зрения казалась вполне обоснованной. Однако более пристальное изучение показало, что это место не может относиться ни к настоящему, ни к прошлому нашего мира.
Важнейшая разница сводится к уровню научного развития. Я не заметил никаких электрических устройств. Там просто не знают электричества, электромагнетизма и всего, что с ними связано, и потому в этой стране нет электрического освещения, телефона, радио, телевидения - ничего, что работало бы на электроэнергии.
Помимо того, мне не довелось видеть каких-либо признаков двигателей внутреннего сгорания, применения бензина или нефти в качестве источника энергии, однако механическая энергия там известна. Тщательный осмотр одного из локомотивов, тянувшего за собой состав старомодных на вид пассажирских вагонов, показал, что он оснащен паровым двигателем. Вагоны, судя по всему, были из дерева, а сам паровоз из металла, но по внешнему виду он сильно отличался от наших устаревших моделей. Ширина железнодорожной колеи оказалась намного меньше привычных нам стандартов (и даже меньше, чем у наших горных узкоколеек).
Я во всех подробностях пронаблюдал, как обслуживают один из таких паровозов. В качестве источника тепла для получения пара не использовались ни дрова, ни уголь. Вместо этого из-под парового котла осторожно вынули огромные баки, которые затем погрузили в небольшие тележки и откатили в какое-то солидное, толстостенное строение. От верхней части баков поднимались трубчатые выпуклости. Работающие за защитными средствами люди обращались с этими баками чрезвычайно осторожно и не теряли привычной бдительности вплоть до тех пор, пока устройства не скрылись за дверьми здания. Содержимое баков было "горячим" - то ли от нагрева, то ли от излучения. Мне кажется, что действия рабочих указывали на последнее.
Улицы и дороги этой страны также отличаются от наших - главным образом, шириной. Транспорт движется по "полосам", которые почти вдвое шире наших - их автомобили намного крупнее, в самом маленьком непременно стоит хотя бы одна скамья, где может уместиться пять-шесть человек. В типичной машине есть только одно жестко закрепленное сиденье: водительское. Остальные места похожи на стулья в гостиной и устанавливаются в специальном салоне площадью примерно пятнадцать на двадцать футов. Машины перемещаются на колесах, но те лишены накачивающихся шин. Штурвал управления представляет собой простой горизонтальный стержень, а источник движущей силы расположен в задней части машины. Автомобили передвигаются не очень быстро, на скорости около пятнадцати-двадцати миль в час, да и дорожное движение не очень оживленное.
Есть там и другие самодвижущиеся машины в виде четырехколесных платформ, управляемых с помощью ног через передние колеса. Движения рук приводят в действие особый механизм, который заставляет вращаться задние колеса, та же идея использовалась в существовавших когда-то у нас детских "вагончиках". Эти платформы используются для поездок на небольшие расстояния.
Обычаи и традиции также отличаются от наших. Даже кратких наблюдений было достаточно, чтобы заподозрить существование иного исторического развития со своими важными событиями, именами, географическим делением и датами. С другой стороны, возникает впечатление, что основные стадии человеческой эволюции (а сознание воспринимает обитателей этого мира как обычных людей) совпадают, несмотря на различия в техническом и социальном развитии.


Важнейшее открытие состоялось вскоре после того, как я набрался смелости и предпринял длительную экспедицию по территории Третьей Зоны. В отличие от одного из первых случаев, здешние обитатели не осознавали моего присутствия вплоть до тех пор, пока я случайно и неумышленно не встретил одного человека, которого могу описать только как "себя, живущего там" - и не "слился" с ним. На ум приходит только одно объяснение: полностью осознав себя живущим и действующим "там", я оказался связанным с очень похожим на меня самого человеком "оттуда" и начал время от времени вселяться в его тело.
Когда это случилось (а позже происходило непроизвольно всякий раз, когда я отправлялся в Третью Зону), я просто обрел власть над "его" телом. Вселившись в него, я не ощущал никакого мысленного присутствия того человека. Все познания о нем и его жизни я получил от его семейства и почерпнул из того, что, судя по всему, являлось банком памяти его мозга. Хотя я продолжал понимать, что не являюсь "им", но определенно становился подвержен эмоциональным реакциям, основанным на его прошлом. Можно лишь гадать, в какие затруднительные положения он попадал вследствие кратковременных периодов потери памяти после моих вторжений. Некоторые из них, без сомнений, должны были вызывать у него серьезное беспокойство.
Вот краткое изложение его жизни: во время моего первого вторжения "тот я" был достаточно одиноким человеком. Он не добился особых успехов на своем поприще (архитектор-подрядчик), был не очень общителен, происходил из числа тех, кого можно отнести к низкооплачиваемому слою населения, но все же смог получить образование в заведении, сравнимом с нашими захудалыми колледжами. Первую половину своей деловой жизни он потратил на ничем не примечательную работу в крупном городе, снимал квартиру на втором этаже дома с меблированными комнатами и ездил на работу на автобусе (автобус был очень большим и по ширине вмещал в себя восемь сидений, они размещались за спиной водителя последовательно возвышающимися рядами, чтобы все пассажиры могли видеть дорогу). Для него этот город оставался чужим, и друзей он завел немного. Я впервые завладел его телом именно в тот момент, когда он вышел из такого автобуса, я попытался заплатить за проезд, но водитель посмотрел на меня с подозрением - похоже, транспорт здесь бесплатный.
Второе вторжение случилось, когда этот человек переживал душевный кризис. "Тот я" познакомился с Леей, зажиточной молодой женщиной с двумя детьми (мальчиком и девочкой) - обоим еще не исполнилось четырех. Лея была печальной, погруженной в тоску и собственные мысли женщиной, судя по всему, она пережила в жизни тяжелую драму, каким-то образом связанную с ее прежним мужем, хотя эта подробность оставалась неясной. "Тот я" встретил ее совершенно случайно, глубоко привязался к ней и стал прекрасным другом для ее детей. При первой встрече мне показалось, что он сам интересует Лею лишь отчасти и она больше ценит его внимательность и теплое отношение к детям.
Вскоре после этого произошло очередное вторжение, во время которого выяснилось, что Лея и "тот я" объявили своим друзьям (точнее, ее друзьям) о предстоящей "свадьбе" (там это имеет несколько иной смысл). У приятелей Леи эта весть вызвала потрясение - главным образом потому, что миновало всего лишь тридцать дней(?) после трагического события в ее жизни (развод, смерть или тяжелая болезнь мужа). "Тот я" по-прежнему испытывал к ней огромную тягу, а Лея все еще оставалась грустной и погруженной в себя.
Затем произошло новое вторжение: к тому времени Лея и "тот я" уже жили в каком-то доме в почти пасторальной обстановке. Дом стоял на невысоком холме, у него были вытянутые прямоугольные окна и очень широкие коньки крыши, делавшие его похожим на пагоду. Вокруг холма, примерно в трехстах футах от дома, извивалась железная дорога: с правой стороны тянулся прямолинейный участок, колея проходила перед холмом, огибала его и скрывалась позади, уходя влево. Участок холма от крыльца дома до самых подножий покрывала высокая и яркая трава. Позади дома располагалась одноэтажная мастерская - рабочее место "того меня".
В этот раз, едва я вселился в "того себя", в мастерскую вошла Лея. Она подошла к столу и сказала:
- Рабочие просят кое-какие инструменты.
Я нерешительно посмотрел на нее, гадая, что ответить, а затем спросил:
- Какие рабочие?
- Те, которые работают на дороге.- Она по-прежнему ничего не подозревала.
Не сообразив, к каким последствиям это может привести, я заявил, что на дороге никто не работает. После этих слов она пристально, с возрастающим недоумением всмотрелась в меня. Я просто не представлял, что делать дальше, и потому просто покинул его тело и вернулся к дыре.
Другое примечательное вторжение произошло, когда "тот я" создал собственную лабораторию. Ему не хватало образования для того, чтобы проводить серьезные исследования, но он решил, что сможет сделать какое-то открытие. Вероятно, использовав состояние Леи, он снял огромный склад, разделил его внутренними перегородками на небольшие комнаты и принялся ставить там какие-то опыты. Я вселился в его тело в разгар одного из таких экспериментов, но так и не смог понять, что, по его представлениям, следует делать дальше. В тот же момент в лабораторию вошла Лея с посетителями - она намеренно привела их, чтобы показать, каких успехов достиг ее муж в этом перестроенном здании. Я (оставаясь в теле "того себя") не смог вымолвить и слова в ответ на просьбу Леи продемонстрировать результаты своей работы.
Сбитая с толку, Лея повела обоих гостей в другое помещение, а я нерешительно раздумывал, стоит ли "тому мне" пойти вслед за ними. Затем я опять попытался "ощутить", чего именно он пытается добиться в своих исследованиях. Мне удалось разобраться только в том, что он пытается разработать какие-то новые приемы театрального представления, особые принципы оформления сцены, освещения и декораций, и занимается всем этим в надежде вызвать у зрителей сильное личное сопереживание. Я успел извлечь из его памяти только эти сведения, но покинул тело, едва услышал, что Лея с посетителями возвращаются - мне не хотелось излишне осложнять жизнь "того себя".
Следующее вторжение совпало с семейным отдыхом в горах: "тот я", Лея и двое детей ехали по извилистой горной дороге - каждый пользовался тем самодвижущимся средством, которое было описано выше. По неосторожности я проник в его тело в тот самый миг, когда они опустились к подножию одного холма и начали подниматься на другой. Транспортное средство было мне совершенно незнакомо. Я попытался подняться на следующий холм, но покатился вниз и свалился в грязь. Остальные дожидались меня, пока я опять не вывернул на тропу. Я пробормотал, что нам стоило выбрать дорогу получше, и это вызвало какую-то натянутость. Мое замечание заставило Лею внезапно умолкнуть - не знаю почему (хотя "тот я", без сомнений, понял бы). Я решил было рассказать ей, что я совсем не тот, кем она меня считает, но сообразил, что от этого станет еще хуже. Я "ушел", скользнул в дыру и вернулся в физическое тело.
Во время последующих вторжений "тот я" и Лея уже не жили вместе. Он добился кое-каких успехов в работе, но определенные события вызвали между ними отчуждение. Оставшись в одиночестве, он постоянно вспоминал о ней и глубоко раскаивался в тех слабостях характера, которые вызывали ее раздражение. Однажды они случайно встретились в каком-то большом городе, и он долго просил, чтобы Лея позволила навещать ее. В конце концов она поддалась его уговорам в надежде на то, что прежние отношения смогут наладиться. Она жила в помещении, которое у нас назвали бы квартирой, на третьем этаже многоквартирного дома. Он обещал зайти.
К несчастью, "тот я" потерял или просто забыл ее адрес. Когда я вселился в него в последний раз, он был очень одиноким и отчаявшимся человеком. По его мнению. Лея истолковала бы то, что он потерял ее адрес, как признак равнодушия с его стороны, очередной пример ненадежности характера. Он много работал, а все свободное время тратил на поиски Леи и ее детей.
Какие выводы можно сделать? Учитывая отнюдь не идиллическое устройство того мира, его трудно счесть моей бессознательной попыткой убежать от действительности. Жизнь того человека и в самом деле трудно отнести к числу тех, какие можно было бы выбрать для утешения. Остается только гадать, но любые подобные предположения поневоле связаны с принципами, не допустимыми с точки зрения современной науки. Так или иначе, "похожий, несмотря на различия" образ жизни может послужить ключом к ответу на вопрос о том, "где" именно находится Третья Зона.
Самое главное предположение заключается в том, что Третья и Первая Зона ("здесь и сейчас") не совпадают. Это представление основано на разнице в уровне науки. Третью Зону нельзя считать более развитой, чем наш мир, - скорее, наоборот. В человеческой истории не было эпох, когда наука оказывалась бы на техническом уровне Третьей Зоны. Если же Третья Зона не относится ни к известному нам прошлому, ни к настоящему, ни к вероятному будущему Первой Зоны, то что она собой представляет? В то же время она не может относиться ко Второй Зоне, где необходимо и достаточно пользоваться только мышлением.
Не исключено, что это расовая или какая-либо другая память о земной цивилизации, предшествовавшей периоду известной нам истории. С другой стороны. Третья Зона может оказаться похожим на Землю иным миром, который находится на другом конце Вселенной, но почему-то стал доступен благодаря причудам моего сознания. Возможно, наконец, что это двойник нашей Земли, физического мира в сфере антиматерии, где каждый человек остается таким же, но одновременно отличается от своей копии, а пары близнецов связаны некой силой, выходящей за рамки современных представлений.
Доктор Леон Ледерман, физик, профессор Колумбийского университета, однажды сказал: "Космологическая концепция подлинного антимира, звезды и планеты которого состоят из атомов антиматерии - "отрицательно заряженных" ядер, окруженных "положительными" электронами - ничуть не противоречит основам современной физики. Теперь мы имеем полное право предаваться увлекательным фантазиям о том, что такие антимиры населены антилюдьми, что среди них есть антиученые и, быть может, в это самое мгновение они радуются открытию материи".