12. Неразгаданные тайны

Я встретил очень много загадок, но среди них особо выделяются те впечатляющие переживания, причины и содержание которых остаются совершенно непонятными. Надеюсь только на то, что их смысл смогут постичь более сведущие в технике или философии люди, мне это оказалось не под силу.
Ниже приводятся примеры обстоятельств, которые трудно связать со Второй или Третьей Зоной.
 
23 августа 1963 г. Вечер
Семь часов семнадцать минут. Захотелось вздремнуть. Прилег на диван в своем рабочем кабинете, совсем не собираясь заниматься экспериментами вне тела. Как только вытянулся и прикрыл глаза, раздался страшный, но совершенно беззвучный взрыв. Никакой задержки по времени: все произошло примерно через пару секунд после того, как я закрыл глаза. Взрывная волна отбросила меня через всю комнату, швырнула на стену, и я рухнул на пол в противоположном углу. Сначала подумал, что в доме действительно что-то взорвалось, так как мне показалось, будто вверху, выбрасывая синие искры, зашипела электропроводка, а затем провода начали плавиться (когда я ложился, свет был выключен, в комнате царил полумрак). Я решил, что произошло мощное короткое замыкание. Возникло покалывающее ощущение, такое чувство остается после удара электричеством (оно было не похоже на дрожь от вибраций, о которой я часто упоминал). Оглядел всю комнату, физическое тело по-прежнему лежало на диване, я видел его совершенно отчетливо.
В этот миг я серьезно задумался о другом объяснении: это могла быть смерть - настоящая смерть, а не привычное внетелесное переживание. Обстоятельства были слишком необычными. Быть может, я умер - например, остановилось сердце. Голова все еще немного кружилась от взрыва, но я не был испуган, ужаса не возникало. Если это смерть, то ничего не поделаешь.
Немного полежал в углу, пытаясь прийти в себя. Ощупал пол и наткнулся, как мне показалось, на коврик, но я не уверен в этом. Так или иначе, подо мной было что-то жесткое. Решил, что нужно попробовать вернуться в физическое тело - попытка не пытка, я ничего не потеряю.
Страшным усилием воли заставил себя взлететь, подплыть к дивану и опуститься. Возникло ощущение какого-то выкручивания, и я обнаружил, что проник в физическое тело только наполовину. Сообразил это не сразу, потом начал извиваться и корчиться, словно ладонь, когда надеваешь перчатку. Через несколько секунд я опять был "целым".
Сел (физически) и зажег лампу. Все выглядело вполне обычным, в доме было тихо, с телом, казалось, все в порядке, хотя я был покрыт гусиной кожей. Переживание вызвало у меня изрядное потрясение, я до сих пор не понимаю, что стало причиной случившегося. Произошел какой-то нематериальный взрыв? Это было нечто внутреннее или стало следствием внешнего воздействия? Оглядываясь назад, не могу припомнить в своем физическом и душевном состоянии ничего такого, что могло бы послужить толчком к подобному событию. Самым тщательным образом перебирая в памяти мгновение взрыва, вспомнил, что тогда мне показалось, будто по комнате пронесся какой-то луч, случайно и непреднамеренно задевший по пути меня - в результате меня просто "вытряхнуло" из физического тела. После дальнейших размышлений на эту тему возникло впечатление, что этот луч был порожден каким-то экспериментальным устройством, еще не до конца освоенным его создателями (то есть они сами не представляли себе последствий его применения). Это навело на воспоминания о возможной связи события с тем устройством тройного назначения.
 
5 мая 1959 г. Полдень
Сегодня познакомился с каким-то странным устройством, которое, судя по всему, работает тремя способами. Около пяти часов решил попробовать применить для достижения состояния отсчет от одного до двадцати. Лег на кровать, мысленно представил схему силового поля, начал считать. Решил, что не добился никакого результата, и повернул голову. Глаза оставались открытыми, я взглянул через окно на солнце (день был ясный, окно обращено к западу). В тот же миг плавно возникли вибрации, я прикрыл глаза и лег ровно. Вибрации вызывали покалывание в затылке. Подвигал челюстью: как и ожидалось, вибрации то усиливались, то слабели в зависимости от ее положения. Наконец, я решил добиться с помощью челюсти самой лучшей настройки (не знаю, как объяснить это иначе). В голове вибрации были сильными - пожалуй, даже слишком сильными, и потому я "перенес" их ниже, в область груди, потом немного поразвлекся тем, что переводил их в разные участки тела или, точнее, усиливал в той или иной части тела. Всякий раз, когда они проходили через нижний участок правого бока, у меня возникало ощущение жжения в печени, почках или правой нижней части кишечника (инородное тело? избыток вредных веществ?). Такое случалось и раньше, но я не помню, упоминал ли об этом. Мысленно "пожелал" взлететь - и поднялся. Должно быть, в голове мелькнула какая-то посторонняя мысль, поскольку я тут же перевернулся в воздухе и нырнул сквозь пол. На мгновение услышал играющий оркестр (чувство такое, словно случайно миновал какую-то радиостанцию, поворачивая ручку настройки приемника), а затем оказался в недостроенном доме: окна еще не вставлены, на неотделанном полу мусор и обрезки стройматериалов. За окном - сельский вид, поля и деревья. Дом был расположен на склоне холма, так как я видел с высоты небольшую долину и невысокий холм по другую сторону.
Посмотрел вниз и заметил лежащее на полу устройство длиной дюймов в восемнадцать. Похоже, оно было оставлено там на время, пока хозяин "ушел на обед". Я с любопытством поднял прибор, так как никогда прежде не видел ничего подобного. Он имел вытянутую форму: прямой стержень с тремя присоединенными деталями. Я повертел его в руках, осмотрел со всех сторон и непреднамеренно нацелил на стоящего за окном во внутреннем дворике человека, которого я до того не замечал. Ничего не произошло, но человек обернулся и увидел меня. Он на секунду исчез из поля зрения, затем появился в дверном проеме справа и подошел ко мне. Мужчина улыбнулся, если мне не изменяет память, он выглядел совершенно обычно. Заметив, что я держу в руке это устройство, он жестами пояснил, что может показать мне, как им пользоваться. Продемонстрировав мне отверстие трубки (цилиндра, открытого с одного конца) в передней части, он показал, как "регулировать" прибор, перемещая эту трубку, или цилиндр, вдоль стержня: при движении от себя луч сужался, а на себя - расширялся и становился, судя по всему, рассеянным.
Затем мужчина предложил мне направить устройство в другое окно без стекла. Там, снаружи, был человек, который оживленно рассказывал нечто кому-то вне поля моего зрения. Мужчина предложил мне использовать узкий луч, я сделал это и навел устройство на того человека снаружи так, словно прицелился из пистолета. Я не заметил ничего, ни вспышки, ни луча, но человек за окном мгновенно обмяк на своем стуле, будто умер. Я взволнованно повернулся к своему советчику, так как решил, что неумышленно убил того человека. Мужчина улыбнулся и предложил мне вновь направить прибор на потерявшего сознание(?) человека снаружи, но на этот раз оттянуть цилиндр назад, добившись широкого луча. Так я и поступил: потерявший сознание человек сел ровно и как ни в чем не бывало продолжил разговор.


Мой советчик вывел меня наружу, и я спросил того, второго человека, что он чувствовал. Он прервал беседу, озадаченно взглянул на меня и спросил, что я имею в виду. Я поинтересовался, помнит ли он, что задремал, заметил ли какой-то провал в памяти, но он ответил отрицательно и вернулся к прерванному разговору.
Мужчина, научивший меня обращаться с прибором, посмотрел на меня с улыбкой и провел за дом, на ту сторону, где расстилалась долина. Он пояснил, что собирается продемонстрировать мне другие возможности этого устройства, и указал рукой куда-то вдаль. На склоне холма, примерно в трехстах футах от нас, ярко пылал костер, дым от него клубами поднимался к небу. Мужчина вновь предложил мне воспользоваться узким лучом и пустить его в этот костер: пламя тут же угасло. Оно исчезло мгновенно, будто в костер плеснули ведро воды. Дымилось еще секунду, не больше.
Эта штука вызвала у меня еще больший интерес, и я попросил своего наставника описать принцип его работы. Он с готовностью согласился. По его словам, прибор состоит из трех частей. Цилиндр действительно представляет собой регулятор. В центре устройства расположена спираль, которая, как мне объяснили, является источником питания. Рядом с этой спиралью находятся три пластины (они похожи на те, какие применяются в выпрямителях), согласно объяснениям мужчины, пластины нужны только для того, чтобы уберечь от воздействия прибора самого владельца. Чтобы показать их гибкость, он провел по ним пальцем - пластины изогнулись - а затем спросил, все ли мне понятно. Я ответил, что эта штуковина похожа на большой триод (лучшее сравнение, какое мне только удалось придумать). Мужчина радостно закивал головой и подтвердил: "Да! Триод!"
Я почувствовал, что мне пора идти. Поблагодарил мужчину за полезные сведения, а он добавил, что мы снова увидимся в... (этого я не запомнил). Судя по всему, место было мне знакомо, так как я сказал: "Да, Кадена-Асуль" (следствие моей поездки в Южную Америку, в тот момент это выглядело вполне естественным способом выражения, хотя я до сих пор не понимаю, что пытался сказать - может, "голубая сеть"?). Мой собеседник готов был согласно кивнуть, но посмотрел на меня непонимающим взглядом. Я сообразил, что само выражение было верным, но он не понял испанских слов.
После этого я вернулся в ту комнату, где шел ремонт, одним махом "вытянулся" и взлетел. Миновал, как мне показалось, всего два-три этажа и остановился. Помещение очень походило на мой кабинет на работе, но было совершенно пустым: ни мебели, ни дивана, пол и окна в пыли - главное, здесь не было моего физического тела! Я понял, что оказался в неправильном "месте" (или времени?), нужно подняться еще "выше". Вновь полетел вверх, сквозь потолок; примерно через восемь-десять этажей наконец-то попал в свой собственный кабинет, погрузился в физическое тело (с одной рукой возникли небольшие затруднения) и полностью совместился с ним.
Сел, открыл глаза. Судя по часам, прошел один час пять минут. Набросал в дневнике схему устройства, затем приступил к этому отчету. Прибор, который может заставить человека уснуть и проснуться, а кроме того, гасит пламя... Может, попробовать такое смастерить?
 
11 марта 1961 г. Ночь
...и показалось, что уже вернулся в физическое тело. Открыл глаза и увидел, что лежу в чужой постели. У кровати сидит незнакомая женщина, заметив, что я проснулся, она улыбается. Рядом с ней стоит другая женщина, постарше. Обе очень рады тому, что я наконец-то очнулся: я долго болел, но теперь все будет в полном порядке. Они помогают мне подняться с кровати. На мне какая-то накидка, похожая на пеньюар; одежда обеих женщин выглядит совершенно обычной. Теперь я окончательно понимаю, что совсем не тот, кем они меня считают. Пытаюсь объяснить им это, но они только смеются - похоже, думают, что я продолжаю бредить.
Спрашиваю, какое сегодня число, но они по-прежнему понимающе улыбаются, словно я еще не полностью пришел в себя (так оно и есть!). Хочу попросить календарь, но тут же решаю, что достаточно узнать только год. Задаю этот вопрос той, что моложе (кажется, она моя жена или, вернее, жена хозяина этого тела). Женщина отвечает, что сейчас 1924 год по греческому(?) летоисчислению.
Чувствую, что мне нельзя здесь оставаться. Вопреки их настойчивым возражениям, выхожу из дверей наружу. Стоя на крыльце, пытаюсь взлететь возникает отчетливое ощущение, что нужно подняться вверх, очень высоко. Стараюсь оторваться от земли, но женщины удерживают меня. Ничего не получается, я начинаю тревожиться. Понимаю, что попал "не туда", а затем вспоминаю один дыхательный прием и начинаю дышать, резко втягивая воздух через слегка полуприкрытые губы. Медленно поднимаюсь, взлетаю над зданием (оно имеет форму буквы "П"), по-прежнему чувствую, что женщины удерживают меня, пытаются вернуть назад. Дышу напряженно и быстро, продолжая ускорять дыхание и движение, пока меня не окутывает знакомая синеватая мгла. Резко останавливаюсь и вижу, что нахожусь высоко над сельской местностью, испещренной домиками. Место выглядит смутно знакомым, мне кажется, я могу различить наш дом и здания между дорогой и рекой. Полетел к дому и в следующий миг уже слился со своим физическим телом. Сел, убедился в том, что тело действительно мое, затем с облегчением оглядел все вокруг. На этот раз я попал куда надо!
 
17 августа 1960 г. Ночь
По самым мягким оценкам, путешествие развивалось непредвиденным образом. Около половины двенадцатого, лежа в спальне, воспользовался методом счета от одного до двадцати. Покинул тело с намерением посетить Агню Бансона. Началось перемещение "с ветерком", но я почти сразу вернулся в физическое тело - так, во всяком случае, мне показалось. Я не лежал в постели, а стоял. Помещение выглядело совсем не так, как моя комната. Какой-то крупный сутулый мужчина поддерживал меня под левую руку. Он был намного выше меня, его плечи казались лоснящимися. Справа меня поддерживала девочка. Они помогали мне ходить по комнате, мне было трудно делать это самому, и они держали меня под руки. Я слышал их замечания о моих руках - с ними было что-то не так. Недружелюбия не было, но я отчетливо понимал, что попал сюда по ошибке! К счастью, мне удалось сохранить присутствие духа, Я провел "растягивание", пулей выскочил из того, где (или кем) я был, и уже через пару секунд воссоединился с собственным физическим телом. Внимательно огляделся (физически), прежде чем пошевелиться. Я действительно оказался в своем теле, в своей спальне. Очень долго не мог успокоиться и уснуть!
 
23 ноября 1960 г. Ночь
Самое необычное и яркое переживание из всех, какие только случались. Не знаю, хочется мне еще раз пережить нечто подобное. Отправился спать очень усталым, поздно ночью, около двух. Вибрации появились сами собой, без моего желания, и я решил "сделать что-нибудь", несмотря на потребность отдохнуть (может быть, это и есть отдых). Легко покинул тело, быстро навестил несколько мест подряд, а затем вспомнил о своей усталости и попытался вернуться в физическое тело. Подумал о своем теле, оставшемся в постели, и почти немедленно почувствовал себя в кровати, но сразу сообразил: что-то не так. Над стопами ощущалось какое-то приспособление в форме ящика, явно предназначенное для того, чтобы простыня не касалась ног. В комнате были два человека, мужчина и похожая на медсестру женщина в белом. Они тихо переговаривались, стоя неподалеку от кровати.
Сначала подумал, что случилось нечто неприятное - например, жена решила, что я в коме, и меня отправили в больницу. Медсестра, стерильная обстановка помещения и койка подкрепляли это предположение. И все-таки оставалось ощущение какой-то неправильности. Через минуту те двое замолчали, женщина (медсестра) развернулась и вышла из комнаты, а мужчина подошел к кровати. Я испугался, так как не понимал, что у него на уме. Испуг перерос в панику, когда он склонился над постелью, осторожно, но сильно сжал обеими руками мои плечи и уставился на меня выпученными, блестящими глазами. Хуже всего было то, что, несмотря на отчаянные попытки, я не мог шевельнуться. Ощущение было такое, будто все мышцы тела полностью парализованы. Мысленно я просто корчился от ужаса, пытаясь отпрянуть от надвигающегося лица этого мужчины.
Затем, к моему полному изумлению, этот человек поцеловал меня в обе щеки, я очень отчетливо ощутил прикосновение его усов и сообразил, что блеск его глаз был вызван слезами. Он выпрямился, отпустил мои плечи и медленно вышел из комнаты.
Продолжая содрогаться от страха, я понимал, что жена вовсе не отправляла меня в больницу, что этот человек мне совершенно незнаком и, судя по всему, я вновь оказался здесь по ошибке. Нужно было что-то делать, но я не смог добиться никакого результата, даже собрав всю свою волю в кулак. Постепенно я начал осознавать, что в голове раздается какое-то шипение, похожее на свист воздуха, горячего пара. Подчиняясь какому-то смутному интуитивному порыву, я сосредоточился на этом шипении и сделал его пульсирующим, то есть начал модулировать громкость. Затем я заставил пульсации ускориться и уже через несколько секунд добился высокочастотных вибраций. Попробовал подняться - получилось очень плавно. Еще несколько секунд - и я уже сливался с другим физическим телом. На этот раз я вел себя очень осторожно: ощупал кровать, услышал проникающие в помещение знакомые звуки. Когда я открыл глаза, в комнате было темно. Потянулся рукой туда, где должен был быть выключатель, нашел его и включил свет. С огромным, невероятным облегчением вздохнул - я вернулся.
 
7 июня 1963 г. Ночь
...через некоторое время решил выйти наружу и встретил у дома какую-то женщину, которая тоже "летала". Она напомнила, что мы не успеем вернуться (не знаю, куда) и у нас могут возникнуть неприятности при входе. Затем мы приблизились к крупному учреждению (больнице?) и благополучно проникли сквозь двери, не открывая их - судя по всему, для того, чтобы избежать стоящего неподалеку охранника (а также проверки в больничной палате, так как отметка об опоздании, похоже, подразумевала какое-то наказание). Внутри мы с женщиной направились в разные стороны, тут же какой-то мужчина (дружелюбный, похожий на врача) заявил, что позаботится обо мне и я должен подождать во втором кабинете справа. Я отправился туда, хотя неуверен, что попал в нужный кабинет, так как в каждом из них было несколько человек. Все они увлеченно беседовали между собой и не обращали на меня никакого внимания. Так или иначе, я немного подождал в указанном месте. Вскоре появился тот человек. Он провел осмотр и сообщил, что меня нужно лечить. Затем он заговорил о титровании (Постепенное прибавление контролируемого количества реагента к анализируемому раствору в химии, медицине и т.д.- Прим. перев.), сказал, что следует поднять дозу лекарства до 1500 "кубиков" и лишь потом вернуться к нормальной (что он имел в виду!). Я спросил, почему мне нужно лечение, и он ответил, что тогда вселенная (или человечество) сможет развиваться и совершенствоваться. Я снова спросил зачем (то есть зачем нужно совершенствоваться), но он молчал. При мысли о лечении я испытывал определенные опасения. Вскоре почувствовал необходимость вернуться в физическое тело и сделал это без каких-либо затруднений.
 
13 июля 1961 г. Послеобеденное время-ночь
Отправился на Кейп-Код, приехал в Хайаннис довольно усталым и после обеда прилег отдохнуть. Расслабившись, прошел привычный этап подъема и оказался парящим над задним двором какого-то дома, неподалеку от гаража. Во дворе была собака (крупная, похожа на немецкую овчарку); заметив меня, она грозно залаяла. Из-за угла дома (справа, если стоять лицом к его задней стороне) вышел какой-то человек. Он вынул пистолет и навел его на меня. Я торопливо удрал оттуда и лишь потом сообразил, что пули вряд ли могут причинить мне вред. Вернулся в постель и решил, что на сегодня хватит. Мне не удалось припомнить никаких подробностей за исключением того, что тот человек казался очень высоким.
Тем же вечером, отправившись спать, вновь ощутил прилив вибраций и "выплыл" из тела. Полетал над домами, раздумывая о том, чем бы заняться. Неожиданно передо мной появился тот самый высокий человек - он заставил меня остановиться, просто встав на пути. У меня возникло ощущение исходящей от него спокойной силы. Он спросил, зачем мне нужно встретиться с Президентом. Сначала я удивился, так как не испытывал особого желания видеть Эйзенхауэра (так истолковал понятие "Президент" мой разум), но тут у меня в голове сложился некий план мирного урегулирования и я сообщил об этом высокому человеку. Тогда он спросил, как "они могут удостовериться в том, что я предан Соединенным Штатам". По-прежнему испытывая смущение, я ответил, что в Вашингтоне, несомненно, найдутся необходимые сведения обо мне. На секунду задумавшись, человек сказал, что сейчас встреча с Президентом невозможна. Я с готовностью кивнул и вернулся назад. Лежа в кровати, обдумывал случившееся: прежде всего, понял, что Эйзенхауэр, разумеется, уже давно не Президент. Кроме того, у меня внезапно возникла твердая убежденность в том, что у Кеннеди есть психический телохранитель (или, скорее, "душехранитель"). Затем я подумал, что Кеннеди действительно может приехать сюда на выходные (В местечке Хайаннис находится родовое имение семьи Кеннеди.- Прим.перев.). Встал, спустился вниз, нашел какую-то местную газету и на первой же странице увидел репортаж о том, что сегодня вечером в Хайаннис прибыл Президент (за последние два дня я впервые взял в руки газету).
Эти отчеты представляют собой примеры множества "событий", не поддающихся какой-либо классификации - особенно с точки зрения простых, повседневных сновидений. Вполне возможно, что все они являются фрагментами огромной мозаики и когда-нибудь мне удастся увидеть ее во всей полноте. Надеюсь, для этого не потребуется "умереть".