Учитель Мескалито

Обычно при упоминании имени Кастанеды "интеллектуал средней руки" сально улыбается.
- Как же, как же, читал-с: пейот, дымок... Читал-с, да невнятно-с. Кастанеда упоминает галлюциногены, лишь когда рассказывает о своих первых шагах по тропе Воина. Старый Хуан Матус с помощью мескалина и курительной смеси демонстрировал ученику мир в совершенно непривычном обличье. Затем дон Хуан добивался от Карлоса подробнейших отчетов о психоделических видениях. Вновь и вновь Карлос описывал свои яркие путанные образы. Так иной мир вторгался в привычный:
старик сознательно устранял пропасть между обыденностью и галлюцинацией.
- Самое продуктивное состояние, - поучал старый индеец, - это когда мы уже ни в чем не уверены.
Разрушая старые штампы восприятия, индейский маг умудрялся не создавать новые. За долгие годы обучения он не устал повторять:
- То, что ты видишь в Реальности, - твое личное дело!
Понятие ИСС слишком расплывчато для магии. Состояние нашего сознания изменяется вследствие нарушения обмена веществ в мозгу и сопутствует всякому отравлению мозга. При этом неважно, чем вызвано отравление: голоданием, алкоголем, бессонницей, недоеданием, переутомлением, монотонными бессмысленными действиями, кружением на одном месте, самоистязанием, клеем "Момент", ацетоном, бензином, микоатропином (содержится в мухоморах) или другими "веществами силы".
Далеко не все эти средства позволяют достичь второго внимания, то есть сам по себе факт регулярного пребывания в ИСС вовсе не гарантирует успешного продвижения по пути Воина. Опьянев от вина, человек переходит в ИСС, однако это нисколько не помогает ему овладеть вторым вниманием.
Воин не "ловит" кайф просто так. Большие психоделики, к которым относят ЛСД-25, псилоцибин и мескалин, не стимулируют "центр наслаждения": их прием не сопровождается ни эффектом эйфории ("прихода"), ни эффектом привыкания. В отличие от конабиола (содержится в конопле) и опиатов (добываются из мака), большие психоделики не являются наркотиками. Они расслабляют органы чувств человека, то есть изменяют наше внимание. Незначительность наркотического опьянения позволяет это внимание концентрировать. К тому же внимание, в отличие от состояния медитации, направлено не только внутрь, но и вовне.
Трезвость измененного внимания позволяет во время опыта отличать сигналы из Реальности от собственных взвинченных воспоминаний и ожиданий. Вот что производит фантастическое впечатление! Маги почтительно называют мескалин "Учителем Мескалито". Писатель Олдос Хаксли, большой любитель поэкспериментировать на себе, так характеризует состояние человека, принявшего мескалин:
- человек не становится глупее обычного (трезвость);
- способность к воспоминанию и последовательному мышлению падает почти до нуля (стирание личной истории);
- глазу открывается та красота восприятия, которая имела место в детстве (перестает работать по крайней мере часть сковывающего мироописания);
- интерес к пространственным отношениям снижается (разрушение трехмерного мира);
- интерес ко времени падает почти до нуля (разрушение времени, четвертой привычной координаты);
- причины, в обычном состоянии побуждающие действовать и страдать, делаются глубоко неинтересными (подавление собственного "эго");
- зато появляются куда более занимательные вещи, о которых стоит подумать (естественная реакция освобожденного разума);
- эти занимательные вещи могут находиться как внутри человека, так и во внешнем мире, одновременно либо последовательно (энергетическое единство индивидуума и Реальности).
Хаксли так описывает восприятие под воздействием мескалина собственного, до боли знакомого кабинета:
- Маленький столик для пишущей машинки
стоял в центре комнаты. За ним, если смотреть от меня, находился плетеный стул, а еще дальше - конторка. Эти предметы образовали замысловатую структуру из горизонталей, вертикалей и диагоналей, структуру тем более интересную, что ее невозможно было понять с точки зрения пространственных отношений. Я не смотрел на свою мебель как прагматик, которому нужно сидеть на стульях или писать за столом, но и смотрел не как кинооператор или регистрирующий научный прибор. Я смотрел, как чистый эстет, которого интересует только форма и расположение форм внутри поля зрения или на холсте картины. Вот, например, ножки этого стула - как чудесна их округлость, а их полированная гладкость просто сверхъестественна! Я провел несколько минут или веков, и при этом не только созерцал эти бамбуковые ножки, но и реально был ими, или, точнее, находился в них.
Быть ножками стула - как вам это нравится? Кажется литературным закидоном, этакой гиперболой... А ведь нам еще предстоит узнать, что человек действительно может превратиться в кого и во что угодно, причем безо всякого мескалина! Но вернемся к Хаксли. Более бамбуковых ножек его заворожили книги на полках, собственные брюки и закат над равнинами Калифорнии.
Писатель переводит взгляд с книг на брюки, а потом в окно и никак не может налюбоваться этими чудесными вещами. Хотя много лет он их попросту не замечал. Мескалин, как видим, резко ослабляет привычное мировосприятие. Но оставим в покое писателя и вернемся к нашему начинающему Воину. Что ощущал ученик дона Хуана после приема мескалина?
То был целый калейдоскоп, в котором радостные видения все чаще сменялись кошмарами. Одинокий Карлос бродил по пейотовому полю и видел голубоватый мерцающий свет, исходящий от кактусов. Одному из кактусов Карлос принялся петь песни под аккомпанемент ветра, в котором американцу чудились голоса флейт. Затем прямо из растения вышел сам принц Мескалин, и Карлос стал молить его подсказать, что неправильного он делает в жизни.
Впрочем, поле и принц скоро исчезли, а наш герой оказался в отчем доме, где обнял отца и стал изливать ему душу. Но вот Карлос вновь на поле: он слышит голос Мескалито, повелевающего съесть еще один кактус, причем прямо с земли. После этого американец с изумлением обнаруживает, что обладает особым зрением: он может видеть одновременно то, что вверху, внизу и по сторонам! В этом непередаваемом состоянии, которое дон Хуан назвал бы вторым вниманием, Карлос находился до тех пору пока не пришла пора расплаты.

Возникли какие-то неприятные звуки, в которых начинающий маг различил постепенно звуки шагов. Стало ясно, что его преследует "что-то громадное". Американец бросился наутек и пытался спрятаться под большим камнем. Вот тут-то преследователь, а это была гигантская морская водоросль, пошел в атаку. С листьев водоросли на Карлоса капала слизь, и он знал, что это пищеварительный сок, который его растворит. Он лихорадочно стирал ожоги слюной и при этом продолжал вжиматься в щель под валуном... На рассвете, почти переваренный водорослью, Карлос приходит в себя:
- Я смутно заметил свет, который становился все ярче. Свет шел из-под земли, пока наконец не прорвался в то, в чем я узнал встающее из-за гор
солнце.
Мировосприятие молодого антрополога дон Хуан обрабатывал и с помощью другого растения, индейского дурмана (разновидность Datura Innoxia, содержащего в качестве наиболее активного компонента скополамин).
- Помогли ли мне растения силы? - спрашивает ученик.
- Конечно. Они раскрыли тебя, остановив твой взгляд на мир, - кивает старый маг. - В этом растения силы оказывают такое же воздействие на привычное мировосприятие, как и правильный способ ходьбы. И то и другое переполняет его информацией, и сила внутреннего диалога приходит к концу. Растения силы превосходно подходят для этой цели, но их применение оплачивается слишком дорого. Они наносят слишком большой вред телу. Это их недостаток, особенно дурмана.
"Вещества силы" - это не единственный, но наиболее соблазнительный путь в Астрал. Человек с невысоким уровнем самодисциплины с их помощью сперва легко разрушит обыденное мировосприятие, а затем погонится за обрывочными видениями Астрала. В итоге можно либо сойти с ума, либо "подсесть" на крепкие наркотики.
- Следует прибыть к Реальности, не покалечив привычного мировосприятия, - объясняет старый маг. - Я остановился, когда решил, что ты накопил достаточно взглядов на Реальность.
Пройдут годы, и Карлос сделает важный вывод:
- Мое первоначальное предположение относительно принципиального значения психотропных растений - ошибка. Они вовсе не являются важным аспектом магического описания мира, они лишь помогают свести воедино разрозненные части этого описания. В силу особенностей характера я был не в состоянии воспринимать эти части без помощи растений. Упорно цепляясь за привычную версию реальности, я был глух и слеп к тому, что дон Хуан пытался внедрить в мое сознание. И только эта моя нечувствительность заставляла его использовать в моем обучении психотропные средства. Они создали брешь в моей "защите"...
Здесь самое время сказать еще об одном феномене. Магический опыт, приобретаемый без психотропных средств, гораздо ярче, чем под воздействием "травы дьявола" или мескалина.
- Каждый раз, когда я принимал психотропные растения, я помнил об этом, и у меня была, таким образом, постоянная возможность подвергнуть сомнению достоверность испытываемого опыта, - поясняет Карлос. - Но когда, например, со мной разговаривал койот, у меня не было никакой такого рода защиты. Я не мог истолковать это каким-либо рациональным образом. Я в самом деле остановил мир.
Далеко не все воины из отряда дона Хуана использовали галлюциногены, Карлос - скорее исключение, чем правило, и прочие маги посматривали на него с опаской, понимая что у этого парня не так уж много шансов стать магом. Никто бы не удивился, если бы у американца "поехала крыша". То, что этого все же не произошло, - всецело заслуга его великого Учителя.
- Мы собирали второе внимание посредством сновидения, а ты сделал это при помощи своих растений силы, - рассказывает Карлосу магиня по имени Ла Горда. - Учитель сказал, что эти растения собрали угрожающую сторону твоего второго внимания в одну глыбу... Он сказал, что это случается с магами, которым дают растения силы. Если они не умирают, то растения силы закручивают их второе внимание в устрашающую фигуру.
Под воздействием психотропных средств из человека буквально прет весь мусор, запрятанный в обычном состоянии на дне души, - агрессия, амбиции, страсти, страх... Вот откуда жуткая сцена с морской водорослью, пожирающей людей: она порождена подсознанием самого Карлоса и не имеет никакого отношения к Астралу.